Примерно неделю назад британский рыбак Энди Хакетт выловил в озере Блюуотер, что находится во французском регионе Шампань, золотую рыбку, широко известную в узких кругах. Новость эта прокатилась по пабликам и интернет-сайтам, в список которых Котоньюс, увы, не попал. “Ну рыбка и рыбка, чего бубнить то?” – скажете вы и наверняка удивитесь, узнав, что рыбонька весила тридцать кило, а сама была примерно вдвое старше основной аудитории этих ваших ТикТоков. Больше 20 лет назад выброшенная хозяевами в пруд и бороздившая просторы шампаньских вод, Морковка (так ее назвали из-за ярко-оранжевого окраса) чуть-чуть пополнела и бонусом к этому прославилась на весь рыбацкий мир, приезжавший во Францию чтобы поохотиться на это порождение человеческой халатности. Которое, впоследствии, отпустили обратно в озеро – скорее всего зря.

“Уникальный экземпляр, выжившая рыбка”! – могли бы дивиться ученые и мимокрокодилы, если бы подобные “Морковки” не были частыми гостями у экологов и исследователей, изучающих причины резкого сокращения биоразнообразия в определенных водоемах, а также их загрязнение. Никогда не встречавшиеся в дикой природе, а выведенные человеком, золотые рыбки хоть и могут показаться безобидными микрочелами, бесцельно плавающими в аквариумах, и иногда съедаемые там более крупными собратьями по неволе, на деле представляют серьезную угрозу прудам и озерам, в которые попадают самыми разными путями – в основном освобождаясь, подобно эльфам из Гарри Поттера, коих эксплуатируют в домах и изредка отпускают восвояси их хозяева. Но если же “Добби не может убивать”, то пучеглазки могут “покалечить и серьезно поранить” целые экосистемы.

К большому сожалению, после так называемого освобождения, “золотые карпы” часто выживают, и массово заполоняют дикие водоемы, в чем им также помогают некоторые видовые, если можно их так назвать, особенности:
Во-первых, золотые рыбки всеядны и питаются буквально чем угодно – от дорогущих кормов для специфических пород, до тины и корней водорослей, до которых они сами и прогрызаются сквозь толщи подводного песка. Кроме того, жертвами их ненасытного аппетита (обусловленного в том числе искусственной селекцией) могут стать икринки прочих обитателей подводного мира, различные ракообразные и образующие экосистемы растения и водоросли.
Во-вторых, они невероятно мобильны и “дерзки”, если подобное выражение уместно в контексте бывшей аквариумной рыбки. Не обладающие никакими природными механизмами страха или чего-то подобного, они могут расшугивать практически все прочие виды водных животных, при этом преодолевая в год сотни километров, оставляя за собой РАЗРУШЕНИЕ И СМЕРТЬ.

Но, возможно, самой значимой их особенностью являются бесчисленные инфекции, сопровождающие аквариумных обитателей и выкашивающие всех остальных, кто не имеет к ним иммунитета ( а дикие рыбы в большинстве случаев встречаются с ними впервые). Увы, именно носители патогенов чаще всего попадают в природные водоемы – ответственные хозяева не допустят, чтобы их домашнее животное заболело, а те, кто от своих рыбов избавляется подобным путем, могут даже и не знать про существование рыбьих болезней.
Помимо всего прочего, золотые рыбки легкодоступны – в зоомагазинах продаются практически за бесценок, раздаются на ярмарках и фестивалях. При этом, они совершенно неприхотливы в уходе, легко разводятся и живут довольно долго – до нескольких десятков лет. Потому, приобретаемые как простенькое домашнее животное, они зачастую попросту надоедают хозяевам, не готовым ухаживать за ними. Особо “гуманные” владельцы спускают их в унитазы или местечковые водоемы, по всей видимости не желая собственноручно причинять им вред, чем ставят под угрозу существование уже диких рыбов. Девятерых отпущенцев съедят сомы и судаки, а десятый за них отомстит, пожрав все остальное.
Как итог, выпущенный в один пруд десяток золотых рыбов разрастается до размеров в бейсбольные мячи, служа причиной полного обрушения его экосистемы, выжрав всех беспозвоночных, разбросав весь ил и, подобно вестникам Нургла, отравив прочих более-менее крупных животинок.

Добавить комментарий