Мы уже знаем, что экономика — это политическая наука. Стало быть, любому уважающему себя экономисту было бы неплохо поработать в крупных организациях, особенно в госструктурах и особенно на руководящих должностях. И хотя это не обязательное условие для того, чтобы получить звание великого экономиста, подобная практика явно пополнит багаж знаний любого социального исследователя. В этом плане нашему герою, Джону Кеннету Гэлбрейту, крупно повезло.

Родился в 1908 году в семье канадских селюков, которая затем перебралась в город. Отец состоял в Либеральной партии, работал в региональном отделении, оба родителя имели тесные связи с аграриями. Вероятно, это повлияло на образование будущего экономиста. Он поступил в сельскохозяйственный колледж, получил козырную стипендию и, закончив обучение в 1931 году, перебрался в США. Будучи доктором философии в области экономики сельского хозяйства, преподавал в Гарварде. Параллельно успел поработать пару месяцев в Минсельхозе, покататься по экономическим конференциям в Европе, познакомиться с Кейнсом (к слову, как и сам Кейнс, Гэлбрейт вымахал под два с лишним метра ростом), пописать исследования по заказу американских министерств.

В общем, карьера ученого-бюрократа началась вполне успешно, и в 1940-е годы его назначают на должность замглавы Управления по регулированию цен, где он занимался борьбой с инфляцией в условиях военного времени. Сам Гэлбрейт считал свою деятельность на этом посту своим величайшим достижением, поскольку цены действительно удалось удержать на приемлемом уровне, и после окончания войны они выросли незначительно. Увы, оппоненты государственного регулирования обвинили его в потворстве “коммунистическим тенденциям”, а потому в 1943 году он ушёл с поста и отправился работать редактором журналов Time и Fortune под патронажем известного журналиста Генри Люса.

В послевоенное время он продолжает карьеру экономиста и государственного деятеля. Активно сотрудничал с видными политиками своего времени, был вхож в высокие кабинеты, выступал за разрядку с Советским Союзом. Биография его чрезвычайно насыщена: он работал в Управлении по экономической безопасности, был послом в Индии, советником в администрации президента Кеннеди и Джонсона, выступал против войны во Вьетнаме, возглавлял огромное количество рабочих групп по узким вопросам, съездил в СССР, получил порядка пятидесяти академических регалий и почетную в США президентскую медаль Свободы. Он скончался в 2006 году в возрасте 97 (!) лет, несомненно являясь одним из самых известных экономистов послевоенной эпохи. Строго говоря, Гэлбрейт и не был им в полном смысле этого слова. Это был настоящий человек практики, который лишь использовал собственный богатый опыт для написания экономических трудов.

В своей знаменитой книге “Экономические теории и цели общества” 1973 года, экономист предложил довольно оригинальное видение современного капитализма, которое он назвал «техноструктурой». По его мнению, экономика современных развитых стран целиком определяется крупными игроками типа государства и большого бизнеса. Гэлбрейт называет этот тандем крупных корпораций и государства, которое вступает с ними в тесные сношения, «планирующей системой», поскольку и правительства, и корпорации рассчитывают на долгосрочное сохранение своих господствующих позиций.

«Планирующей системе» Гэлбрейт противопоставляет «рыночную систему», которая представляет из себя совокупность мелких предпринимателей. Эти предприниматели не в состоянии управлять рыночной стихией в той мере, в какой это делает «планирующая система». Соответственно, они вынуждены подчиняться более сильным игрокам. Подчиненный характер мелких частников проявляется в невозможности диктовать свои условия на рынке и задавать экономическую повестку, что лишь усиливает власть «техноструктуры», поскольку крупные корпорации используют более слабых рыночных игроков в целях укрепления своего положения. По его мнению, капитализм свободной конкуренции ушёл в прошлое всерьёз и надолго, но это не баг, а фича: без крупных фирм и государства современная экономическая жизнь общества была бы просто невозможна. Впрочем, сохраняется угроза, что «техноструктура» будет поглощать всё больше общественных ресурсов и помешает дальнейшему экономическому развитию.

Несмотря на эту, казалось бы, довольно очевидную мысль, в своё время книга произвела фурор в научной среде. На основании своего исследования Джон Гэлбрейт призывал ограничить власть корпораций путем национализации и строгого контроля за их прибылью и окладами их менеджеров, а также усилить социальную политику. По американским меркам, Гэлбрейт был практически коммунистом, который стремился перетряхнуть общественные устои в США. При этом никто не мог обвинить его в недостаточном патриотизме, ведь он исправно работал на американские госструктуры в течение тридцати лет.

Эту работу, как и ряд других, оценили по заслугам, ведь его изыскания актуальны и поныне. Джон Кеннет Гэлбрейт невольно оказался экономистом, который подтвердил и развил многие идеи Йозефа Шумпетера спустя десятилетия. Его считают одним из самых видных экономистов своего времени, который затрагивал вопросы социально-экономической структуры современного капитализма (сие направление называлось институционализмом). Когда-нибудь мы рассмотрим его главный труд более подробно, а пока почтим память одного из самых деятельных, многопрофильных и занимательных экономистов второй половины 20-го века.

Добавить комментарий