Четвёртая часть истории РАН: Христиан Мартини

0

История российской науки, часть 4

И мы вновь возвращаемся к истории отечественной науки и Академии Наук. Эта (кажется, четвертая) часть будет совсем небольшой – сведений о сегодняшнем герое уцелело не сказать чтобы много. Его биография очень напоминает некоторые современные истории про “иностранных ученых”, приезжавших раньше в Россию поторговать лицом за деньги.

Речь идет о Христиане Мартини. Родился он в 1699 году в Бреслау, тогда городе Габсбургской империи и формально столице герцогства, ныне польском Вроцлаве. Как следствие, он знал польский язык. Учился в университетах в Йене и Лейпциге, специализируясь на философии, теологии и математике. Продолжал обучение в Виттенберге. Там Мартини анонимно опубликовал сочинение в защиту Христиана Вольфа, основателя классической немецкой философии, от нападок Иоганна Франца Будде, другого немецкого философа и теолога.
В результате Вольф дал Мартини рекомендацию отправиться в Россию и занять кафедру математики или физики в зарождающейся Академии Наук, почти ничего про того не зная и не будучи с ним лично знакомым. Возможно, роль сыграло и знание им славянского языка.

Именно Мартини первым из ученых физически приехал в Россию. Буквально первым его действием в Академии наук стала попытка изобрести вечный двигатель. Хоть тогда его невозможность еще и не была доказана, но это уже характеризовало его … соответствующе.

В России Мартини успешно поругался с Георгом Бюльфингером, значительно более квалифицированным специалистом. Они обменялись кафедрами: Мартини ушел с математики на кафедру метафизики и логики. Конфликта это не устаканило. Из-за него обиженный на Россию Мартини свалил на историческую родину, в Силезию. Там он устроился директором в высшую гимназию в городе Бриг (ныне Бжег, Польша).

Больше всего Мартини прославился не как физик или философ, а как автор «Nachricht aus Russland» опубликованных в 1731 году заметок о России. По сути это был наскоро переведенный бессистемный сборник чужих книг: исторические работы, первоисточники, кусок петровского морского устава, мануал по русскому мату… После своего выхода эта работа стала на некоторое время одним из основных западных источников по истории России, несмотря на свою компилятивность, по причине отсутствия альтернатив. Единственное, что там есть приличного – третий раздел, посвященный движухе 1727 года в России после смерти императрицы Екатерины I с падением Меншикова. Тут автор хотя бы что-то пишет от себя как очевидец.

После 1739 года сведений о его судьбе нет, и этот год указывают его годом смерти.

Добавить комментарий