Георг Бернгард Бюльфингер

0

Следующим нашим членом РАН будет Георг Бернгард Бюльфингер (1693-1750), он же Бильфингер, Бульфингер и пр. (прошлая часть – тут).

Его фамилию передают на русский язык множеством способов, так что я могу путаться даже по ходу текста. Родился он в старом, еще римлянами основанном городе Канштатте в герцогстве Вюртемберг. Сейчас этот город на картах искать бесполезно – уже в XX веке его включили в Штутгарт. Родители Бюльфингера были церковно-ученого происхождения: отец Иоганн Венделин – сын городского писца Нюртингена и ученый, ушедший в лютеранские пасторы. Он был деканом Канштатта, на наши православные деньги – благочинным, потом стал аббатом-евангелистом. Мать Анна Кунигунде была дочкой Хартманна Манца, главного проповедника города Вормс.

Сын же был еще в детстве мастером на все руки, но пошел по стопам отца, о чем какое-то время сильно жалел – учился в монастырских школах в Вюртемберге. Георг получил в районе 1710 года степень магистра гуманитарных наук (magister artium) и потом степень по теологии. Тем не менее, уже тогда Бюльфингер интересовался математикой и фортификацией.

С 1711 по 1715 год Бюльфингер работал в Блаубойрене и Бебенхаузене викарием – помощником лютеранского пастора.

После университетов в Тюбингене и Виттенберге наш герой под влиянием известного немецкого философа Христиана Вольфа отошел от богословия к математике и философии.

Он поработал в университете Галле, после чего в 1721 вернулся в Тюбинген придворным проповедником, устроился в университет доцентом философии без зарплаты и преподавателем в специальную школу Collegium illustre для детей аристократов при универе.

В начале 1720-х годов Бюльфингер отличился выпуском пары философских трудов в рамках философской школы Лейбница-Вольфа. Философия Лейбница, она же монадология, была посвящена вопросу о том, что есть субстанция – нечто существующее само по себе. По Лейбницу основаниями всего существующего являются бесконечно малые частицы – монады, в каждой из которых в миниатюре отражается вся Вселенная. Монады просты, автономны, все различны друг от друга и обладают различными уровнями восприятия. Весь мир настолько совершенен, насколько это возможно, таким его создал Бог – первомонада. Между монадами изначально установлено взаимно однозначное соответствие, и это свойство называется предустановленной гармонией. Ну, по крайней мере это я откопал в конспектах с филосни 🙂 Математики тут увидят параллели с учением о бесконечно малых величинах. В отличие от Лейбница, Бюльфингер делил монады на материальные и духовные. Это автоматом лишало их восприятия. Предустановленную гармонию Бюльфингер распространял только на душу и тело.

Труды Бюльфингера же были восприняты окружающими как атеистические, со всеми вытекающими типа попадания в Индекс Запрещенных Книг, претензий от коллег и пустых лекционных от греха подальше.

В 1724 и 1725 году Георг исполнил еще более адовый наброс на вентилятор в виде двух трудов, посвященных китайской философии и конфуцианству, в частности. За это его отстранили от преподавания как якобы атеиста.

От этой движухи Бюльфингер технично свалил в 1725 году через Вольфа в Санкт-Петербург в свежеоснованную Академию Наук. Запомнился он авторством инструкции по обучению нового монарха Петра II и соавторством учебника по новой истории для него же. Также Бюльфингер писал нечто наподобие современного научпопа, переведенное с латыни на русский и напечатанное в сборнике комментариев Академии Наук. Его тексты были посвящены физике на уровне начала XVIII века, еще до появления математического аппарата: рассуждениям о вихревом движении как причине появления притяжения и теории барометров. В то же время его трактат о причине гравитации получил в 1728 году премию Парижской Академии.

Закончилось все, по классике для ранней Академии, конфликтом с ее секретарем Шумахером и отъездом обратно в Германию в 1731 году. В Тюбингене, у себя дома, Бюльфингера назначили профессором богословия и настоятелем монастыря (после обвинений в атеизме, ага).

В Вюртемберге Бюльфингер заделался политиком, продолжал заниматься наукой (в частности, фортификацией, физикой и ботаникой) и поддерживал связь с Россией. В 1734 году за счет его знаний по фортификации герцог Карл Александр сделал его членом тайного совета Вюртемберга. После смерти герцога в 1737 году Бюльфингер вошел в Регентский Совет при малолетнем Карле Евгении как его воспитатель и стал по сути главой Вюртемберга, прославившись успехами как во внутри-, так и во внешнеполитических делах. Ему удалось не встрять в войну за австрийское наследство, завязать осторожный союз с Пруссией, отправить туда для образования молодежь, повысить степень веротерпимости в Вюртемберге и развивать местное виноделие. Тем не менее, не все были им довольны – во многом из-за склонности к непотизму. Умер Бюльфингер в 1750 году холостым и не оставив потомства.

Добавить комментарий