Такое впечатление, что турецкий язык – это исковерканный русский. Я знаю английский в сто раз лучше турецкого, но второй интуитивно понятен русскому уху. Ну например, пришли вы в магазин, затарились вкусняшками и ищете кассы. Пардон, но английское check-outs мало что говорит простому российскому туристу. То ли дело kasalar! Душевно, близко, ясно чего ждать.

И так везде. Адвокат – это avukat. Арбуз – karpuz. Душевая кабина – duşakabin (душакабин). Упаковка – paket. Дворец – saray… эмм, тут кажется промашка вышла. Но в целом хочется спросить: “Парни, вы издеваетесь?”

Нет, я знаю, что тюркизмы составляют огромную часть русского языка. Настолько огромную, что культурное влияние тюркоязычных народов в древнее время и средние века кажется просто чудовищным. Самые простые, повседневные слова могут иметь ордынское или чуть более дальнее происхождение: товар, баран, книга, алмаз, баклажан, лошадь, кулак… тысячи их.

Это тем удивительнее, что структурно русский и тюркские языки – очень разные. Настолько разные, что с непривычки приходится перестраивать всё понимание сочетания слов друг с другом в предложениях. Там, где мы поставим предлог, турок добавит суффикс. Там, где мы изменим окончание, турок добавит суффикс. Там, где мы используем местоимение типа “я” или “он”, турок добавит… ну вы понели.

И только простое турецкое слово bardak, обозначающее стакан, заставляет улыбнуться. Всё-таки ничего они не умеют называть как правильно.

Добавить комментарий