Задумывались ли вы когда-нибудь, почему все по-разному пишут?

0

Задумывались ли вы когда-нибудь, почему все по-разному пишут? Почему существуют уютные гиковские обзорчики Широкова, остроактуальное и хлесткое от Герасименко или леденящие кровь жизнеописания душегубов Корнева? Почему каждый создает то, что он создает?

Засим хочу сообщить вам, что все в этой жизни все не просто так, и существует особое ответвление от психиатрии и от литературы — психиатрическое литературоведение, которое и объясняет наши склонности к выбору тем для текстов. Да что уж к выбору! К самому стилю. Так называемое «нетрадиционное литературоведение» является разделом психолингвистики и имеет две фракции: характерологический литературный анализ и психопатологический анализ художественного текста (“психиатрическое литературоведение”).

Знаете, чем отличаются? Характерологический анализ – это разбор именно литературных, выдуманных героев с позиции психиатрии. Так, Хлестаков, Ноздрев, Мюнхгаузен – истерические лжецы, шукшинский Чудик –инфантильная (с чертами детской психики) личность с выраженным шизоидным радикалом. Филолог В. Руднев в 2000 году предпринял попытку провести характерологический анализ к персонажам «Винни Пуха» в книге «Винни Пух и философия обыденного языка». Чтение на любителя, ведь и сами исследователи в процессе анализа задают резонный вопрос: «…может быть, вообще пытаться изучать психологию реальных людей посредством анализа продуктов поэтического вымысла так же бессмысленно, как изучать гидрологию моря по полотнам маринистов?». Так что разговор пойдет не о характерологическом анализе выдуманных людей, а о более применимой к себе любимому области психолингвистики.

Значит, психиатрическое литературоведение. Оно ставит своей целью поставить выявить акцентуации характера творца, определяющие его творчество, – это в двух словах. Так, у Пушкина обнаруживается «маниакально-депрессивный психоз». Все же помнят Болдинскую осень, да и вообще осень, которую воспевает поэт? Типичный «светлый промежуток» с предсказуемым последующим упадком сил и депрессивным состоянием. Лермонтов – типичный меланхолик с «болезненной нервностью». У моего любимого Леонида Андреева (привет Петрову) невооруженным взглядом видно «тяжелую неврастению, сопровождавшуюся страхом смерти», отягощенную пристрастием к распитию горячительных напитков. Горький был «суицидоманом» и «пориоманом» (побродяжничать, то есть, любил, как главный герой «На дне» Лука). Диагноз Гоголя неясен: и «расстройство ассоциативного аппарата», и «шизофреническая психика», и «циклофрения».

За основную единицу исследования в психиатрическом литературоведении принимается непосредственно авторский текст. Типированы они по акцентуациям характера. Акцентуация, напоминаю вам, – это не психическое расстройство, но чрезмерно выраженная черта. Тексты, таким образом, делятся на несколько групп:
• Темные тексты
Пишут такие тексты эпилептоиды – люди с тяжелым характером, склонные к вспышкам гнева, ярости. Тексты у них о людях, которые делают своё простое дело в сложных ситуациях. Ну, или не делают. А просто в сложных ситуациях. Обязательно четкое деление на добро и зло, своих и чужих, некая граница. Герой эту границу пересекает. Часто встречается и «темная» публицистика – ведь она идеально вписывается в такую картину. Неожиданно, но «Алиса в стране чудес» – образец «темного текста». Туда же разношерстная галерея из Раскольникова, Шерлока Холмса и доктора Риэ…
• Печальные тексты
Депрессивность, меланхолия… Мир, описываемый в темных красках, серая картинка – будто присыпанная пеплом. Главный герой много грустит о прошлом и почти всегда умирает в финале. Некоторые исследователи считают, что можно даже выделить такое направление в литературе – «русский депрессивный реализм». Лишний человек, чувство вины, несбывшиеся мечты и беспросветность будущего – добро пожаловать в мир печальных текстов и классического русского романа. Здравствуй, тургеневская Ася.
• Сложные тексты
Шизоидная акцентуация и всеми нами любимые миры киберпанка и прочей научной фантастики всех сортов и видов твердости. Не, ну серьезно, а какая еще может быть акцентуация у Филипа Дика?
• Веселые тексты
Противоположность грустным текстам, маниакальная акцентуация. Герой – отважный летчик, парашютист, попаданец, жулик, вор, полицейский и т.д., встревающий в неприятности и, конечно, их преодолевающий. Да, иногда бывает грустно (Ослик Иа-Иа подтвердит), но ведь столько всяких приключений ждет нас впереди! Бахнуть весело пивка – и в бой, в лучших традициях АвторТудея. Ну, или как Барон Мюнгхаузен, вытягивать себя за парик из самых топких болот, а после, будто Карлсон, искать новые приключения.
• Красивые тексты
СЕГОДНЯ В НАШЕМ ЭФИРЕ: любовные романы о страданиях нечастных женщин в экзотических декорациях с нарочитым пафосным стилем, полные тайн, интриг, неожиданное родство прежде незнакомых людей – сюда же. Что еще нужно истероиду? Не переключайтесь.
• Светлые тексты
Паранойяльная акцентуация («мания величия») – и, как и темные тексты, много публицистики, ведь именно ее средствами можно воззвать к разумному, доброму, вечному. Ну, и о себе не забыть, ведь твое мнение ДОЛЖНО БЫТЬ УСЛЫШАНО. Это Обломов, это Чайка Джонатан Ливингстон и «светлый, как жемчужина» текст о Чуке и Геке.

Знаки в заметке ограничены, так что я не смогу подробно вам рассказать об этой интереснейшей теме. Поэтому ниже прилагаю список литературы, дабы вы могли ознакомиться при желании. Хоть психиатрическое литературоведение и проходит с приставкой «нетрадиционный подход», это совсем не значит, что подход не научный)
1. Белянин, В.П. «Психологическое литературоведение»
2. Алан Милн. Пер. с англ. Т.А.Михайловой и В.П.Руднева «Винни Пух и философия обыденного языка»
3. Золотухина, О. Б «Психологизм в литературе»

Добавить комментарий