Философия три в одном, два в одном и единство

0

Третьего дня, в одной из бесед Котоимпериума появился вопрос: как различить месть и справедливость концептуально? Вот в этом мы сегодня попробуем разобраться, и, возможно, даже потребуется обратиться к первоисточнику – Марксу (зачёркнуто) философии. Считайте до 6.

0) Место действия.
Для улучшения качества жизни и понимания происходящего, необходимо помнить: есть две реальности: юридическая, в которой законы работают идеально, и реальная, в которой они работают по армейскому принципу – через жопу. И есть в них три параллельные прямые, которые имеют свойство пересекаться во второй: месть, справедливость, правосудие.

1) По понятиям.
Как обычно, чтобы понимать друг друга лучшее и понятненько, мы разберемся с понятиями, которыми будем жонглировать.
Месть – Намеренное причинение зла с целью отплатить за оскорбления, обиды и т. п. Справедливость – беспристрастное, справедливое отношение к кому/чему-либо. Правосудие – решение, суждение, основанное на законах и справедливости .

При этом стоит понимать, что месть – явление субъективное, т.к. меру наказания за действие определяет вершащий месть, причём на основании собственных суждений. По схожей же причине, авторы фраз массовой культуры по типу «а жизнь вообще не справедлива» (2) объективные пессимисты, т.к. справедливость также субъективна. А вот правосудие подразумевает объективность в выборе соотношения действие-наказание, но об этом нюансе позже объясним на Петьках.

Пока мы имеем три понятия, которые можно выразить математически:
Действие =/= наказание -> месть.
Действие = наказание -> справедливость.
Действие = наказание -> правосудие,
НО правосудие =/= справедливость (за исключением частных случаев).

2) Про ценность глаз.
Поскольку в природе объективная справедливость не существует (или не была обнаружена), но распространение монотеистических религий и их культуры требовало ее найти, люди придумали чем ее импорто-экспортозаместить. Меряйте той мерой, что и вам отмеряно, «Око за око, зуб за зуб» и прочие прекрасные выражения, подразумевающие, что наказание должно назначаться соответственно действию, действительно могли бы сработать, но мерки и глаза у всех разные, и как их соотносить между сторонами конфликта, оставалось неясным. Поэтому на поле ввели третью силу, которая, оставаясь беспристрастной, т.е. не заинтересованной в конфликте и его решении, была бы объективной (по законам диалектики и формальной логики не субъективный <-> объективный), а значит могла назначить истинный обменный курс глаза к глазу.

Казалось бы, мы создали правосудие. Однако радоваться рано, ведь в реальной реальности очень мало случаев, когда обе стороны конфликта готовы назвать решение правосудия еще и справедливым, а не узнавать у богини равновесия Хулитак «мало/много?», следовательно, субъективные нужды в объективности не удовлетворены. Что же делать, если мы не можем сделать счастливыми всех? Клятые коммунисты подсказывают, что нужно сделать всех одинаково несчастными, и в чем-то они правы; вместо того, чтобы подбирать к каждому случаю решение, которое будет «справедливым» для всех, мы можем установить равенство конкретного действия с наказанием, одинаковым для каждого лица, совершившего такое же действие. Например, за лишение глаза, всегда наказывать лишением глаза, вне зависимости от качеств выбитого истцу и ответчику.

А вот теперь, когда мы окончательно додумались до правосудия, можно перейти к нашим Петькам, которые скромно ждут в углу.

3) Нюанс Петьки.
Есть три Петьки. Одному четыре года, и он – малолетний (во всех смыслах) дебил, который, играясь с бабушкиными спицами, выколол еще более малолетнему брату глаз. Не смотря на возраст и не сознательность действия, правосудие требует нанести ему такую же травму. А вот баба Срака, которая эти спицы оставила поиграться Петьке, ответственности не понесет. И есть подозрения, что родители Петьки вряд ли согласятся с решением правосудия.

Второму, Петру Петровичу, шестьдесят девять. Он уронил горшок с мочой с балкона и выбил прохожему глаз. Правосудие требует назначить выбивание глаза, но проблема в том, что Петр Петрович – злостный рецидивист и это уже третий привод. Какой глаз выбивать в таком случае (гусары, молчать!)?

А третий – Петров Петр, уважаемый владелец мастерской по обеспечению города горшками с мочой, внезапно уличен в намеренной порче горшков, из-за которой они вне зависимости от траектории полета всегда попадают в глаз. Это первый привод, но если окажется, что Петр Петрович был объективно не в силах избежать случайного выбивания глаз прохожим из-за дефекта, то на Петрове повиснет долг в три глаза прохожих плюс два глаза Петровича, которого несправедливо репрессировали. Что же делать?

Вот вы скажете, автор, ебанарот, это же и так очевидно, что ты распинаешься. А я вам отвечу, дорогие читатели, что это очевидно пост-фактум, то есть когда мы уже пользуемся решениями данных проблем. А автор, тем временем, подбирается к главному месседжу, вернемся к теме.

4) Дифференцируй и решай, про гусей не забывай.

Очевидно, что во всех приведенных случаях степень ответственности за деяния разная, несмотря даже на то, что дело по сути одно и то же (хотя, если вдуматься, дело о выбитом глазе там только одно). А значит, назначить равное наказание для всех мы не можем – это нарушает выражение правосудия – но назначить что-то надо. Именно для такого современного законодательства используют римский принцип «разделяй и властвуй», или «дифференцируй и решай». Вводят различные классификации деяний, зависящие от лица, которое совершило деяние, а также его ответственности за случившееся. И, как ни странно, хоть в юридической, хоть в реальной реальности в разных сферах деятельности вводятся разные понятия об ответственности за решения/действия, допустимые и не допустимые решения/действия и так далее, и все они проверяются на выполнимость и соответствие понятию правосудия специалистами этих сфер деятельности.

А это возвращает нас к тому, с чего я начал свое пребывание в этой группе – профессиональная этика.

5) Философия-то почему?
Этические нормы, как и социальные нормы и конструкты, диктуются идеями философии, которых придерживается общество. В античность доминирующей идеей было распространение своих идей на окружающий мир и его подчинение (философия чисел, первоэлементов, составляющих вселенную и тд). В Средневековье доминатом становится теология, законы религий и попытки найти/доказать существование/понять Бога (из которых, кстати, напрямую следовало быстрое переобувание в воздухе испанских колонизаторов Америки, но об этом когда-нибудь поговорим на большом коте), а ближе к современности сначала идея всеобщего просвещения, а потом и гуманизма, в котором мы плаваем до сих пор. И с каждым новым раундом развития общества и философии, меняются и меры наказаний/поощрений для одних и тех же действий.

А отсюда вывод.

6) Чему мы научились, Палмер?
Учите, дети, философию, как науку, направленную на выявление фундаментальных вопросов, которыми можно задаваться (да-да, еще не все задали). А зная ее внутренние законы можно даже предсказывать будущее, и даже с большей точностью чем гис.метео. Реквестирую ваши вопросы.

Определения “месть”, “справедливость”, “правосудие” взяты из “Словарь русского языка: В 4-х т. / РАН”.

Добавить комментарий