Месть – блюдо, которое подают холодным

0

Месть – блюдо, которое нам подала госпожа Зюбанова

Про месть писать непросто, ведь каждый из нас точно знает, что это такое на своём личном опыте. Однако в психологии это одно из наименее изученных явлений. Дабы снять теоретически возможные вопросы, сразу уточним, что «кровная месть» – это историко-правовое ответвление данного явления и к нашей теме отношения иметь не будет, это грандиозная тема и за ней – на историческую кошку.

Мы с вами посмотрим на месть как на социально-психологическое явление, с точки зрения психологии. Для начала мы выскажем тезис о том, что месть это форма взаимодействия. В данном контексте это не «чувство» и не «действие». Напомним, что взаимодействие – это процесс прямого или косвенного воздействия одной стороны на другую, которое их связывает.

Давайте чуть покопаемся в оценках, которые дают мести в рамках отдельных направлений в психологии. Почему мы сделали упор на тезис «месть как форма взаимодействия»?

Потому что месть можно рассматривать и как конкретное действие с эмоциональной окраской (к примеру, отомстил обидчику). В такой ситуации легче всего данное явление объяснять как форму агрессии. Такой подход доминирует в психоанализе. По Фрейду, месть – это форма вражды с задержкой агрессии. Эрих Фромм явление изучал объёмнее и показывал месть как разрушающий способ борьбы с травмирующим событием. Грубо говоря, по Фрейду, после того как ударили по левой щеке, ты мог ударить обидчика, но попозже, дабы тебе стало хорошо. По Фромму, обидчика, наступившего вам на ногу, можно забить до смерти (всей семьёй), если это позволит вам оправиться от нанесённого им урона (обращаю внимание, никто не говорит о «соразмерности» мести). Бихевиористы придерживались принципа «око за око, зуб за зуб». Я думаю, говорить об очевидности проблемы оценки боли в рамках такого сложного вопроса, как «боль», не приходится. У исследователей эволюционной направленности есть версия о том, что месть – это эволюционный механизм, имеющий социальные корни и направленный на регулирование взаимоотношений между И внутри групп людей. Как по мне, это пример антиномии, когда месть, как явление, возникло ДЛЯ регулирования социального взаимодействия и ВСЛЕДСТВИЕ социального взаимодействия. Однако есть ли в этой ситуации парадокс? Я считаю, что есть, ведь не может некое явление появиться вследствие того, что само и призвано регулировать. Однако, я не соглашусь со своим предыдущим утверждением, парадокса тут вполне может и не быть, просто при объяснении допущена неточность, например, месть, как явление, возникла раньше и имеет инстинктивную суть, но в процессе эволюции она стала применяться для регуляции социального взаимодействия. Споры с самим собой до добра не доведут, в любом случае, искать происхождение мести – задача бесперспективная, давайте говорить о её сущности.

Обозначив определённую теоретическую подушку, давайте смотреть на месть, как на форму взаимодействия. Повторно хочу заметить, речь идёт о личной мести. Групповая форма мести – явление особое и требующее самостоятельного анализа. Месть всегда возникает вследствие взаимодействия двух личностей, взаимодействие вполне может быть опосредованно, в том числе одна из сторон может попросту не знать об этом взаимодействии или не считать, что ей было совершено некое негативное действие.

Например, учащийся может иметь желание отомстить преподавателю, низким баллом оценившему его труд, даже если лично они никогда не встречались. Это пример опосредованного взаимодействия.
В момент нанесения ущерба (или осознания этого ущерба) та сторона, которая ощущает себя пострадавшей (что не всегда соответствует истине), принимает решение о мести. Сделаю акцент на том, что это решение может быть неосознанным.

Приведём пример. Футбольный матч. Нападающий команды «А» забивает гол в ворота команды «Б». Допустим – через ЛЕВЫЙ фланг. Защитник ПРАВОГО фланга команды «Б» считает, что нападающий, забивший гол, нанёс урон его престижу, его личности (как игрока команды «Б»). Произошло опосредованное взаимодействие, нападающий оказал воздействие на защитника без личного контакта. Защитник команды «Б», во время следующей атаки встретил нападающего команды «А» куда более грубо, нежели игру до этого, например – даже с нарушением правил ударил его по ноге. Вполне вероятно, что в данной ситуации была осуществлена месть, решение о которой защитник принял неосознанно. Естественно, мы не можем утверждать, что это была месть. Месть – фактор внутренний, но, защитник может и не скрывать того, что он «отомстил обидчику», в такой ситуации можно говорить о том, что решение о мести было осознанным или стало таковым постфактум.

Почему так происходит?

Мститель оценивает нанесённый ему урон исходя из своих собственных ощущений. Месть не коррелирует с законом или любой формой соотношения ущерба. Например, если преступника наказали в соответствии с законом – жертва не обязательно считает себя отомщённой, и может взять в свои руки наказание обидчика.

Обращаю ваше внимание, что в данной ситуации очень часто применяются абстрактные и внутренние факторы, например «справедливость», «честность» и т. д. Мститель считает, что он совершает правильное действие, таким образом, он легитимизирует своё право на любой спектр действий, который укладывается в его картину мира и в его фактические возможности. Месть «за другого человека» в данном аспекте критически не отличается, просто вместо собственного ущерба мотивирующей частью будет положение другого человека в вашем мировоззрении. Любопытная ситуация получается: ВЫ оцените ущерб, который был нанесён другому человеку, ВЫ оцените степень «справедливости» наказания и будете мстить в той мере, в которой считаете нужным, не учитывая даже объективную ситуацию.

Как я уже неоднократно говорил, месть не учитывает даже первопричину. Например, человек может годами мстить своему коллеге, которому досталось повышение в том время, когда мститель считал, что сам должен был это повышение получить. При этом коллега мог об этом даже не знать, т. е. взаимодействие всё равно произошло, пусть и в крайней степени опосредованно. Но мстителю на это наплевать, он удовлетворяет свои потребности.

Именно из-за этого бывают ситуации, когда месть за условно рядовые события растягивается на многие годы. Она всегда говорит о незрелости личности мстящего и внутренних личностных проблемах мстителя, ведь одна из наиболее значимых причин для мести – попытка оправдаться перед собой. Многократно повторюсь: месть это штука внутренняя, опирающаяся на личные убеждения человека. Кто-то может мстить за мелочь, а другой простит настоящее зло, ведь не просто так Профессор использовал именно отложенный падеж – ávatyara mello «прости нас», прощение, как и месть, не одномоментное действие. Тут играет яркими красками ещё одно сложное понятие – самоуважение, когда определяется моральный базис человека.

Давайте обратимся к классике, к Смешарикам, серия «Кордебалет». Крош учит Ёжика, как «записыванием в КНИЖЕЧКУ!» запугать и принудить к действию. А в конце, сам Ёжик говорит Крошу: «А будешь со мной спорить – я тебя запишу,» – и Крош боится. Естественно, это не месть, но это наглядный пример действий, влияющих на личность. Ведь до этого Ёжик переживал, как ему достичь своей цели, а тут проникся…
Допустим, человека публично оскорбили. Он начинает мстить. В процессе своей мести он никоим образом не может отменить сам факт публичного оскорбления, ведь оно уже произошло. Таким образом, месть может быть абсолютно нерациональной. Образцовым примером является «Месть Гарри» любимого мной КиШа:

«Он хорош был в бою, а после изнасиловал свинью.
Ржали все, как один, за это он и отомстил, кретин!»

Гарри, конечно, всех своих обидчиков убил, но ситуацию это не изменило никак. Князь постарался, чтобы его проступок помнили даже потомки.

В то же время человек может действовать с целью превентивного противодействия аналогичным поступкам. В таком случае, месть будет рациональной, но будет ли в принципе данное действие рассматриваться как месть, особенно самим человеком? Но этот вопрос мы оставим открытым, он лежит в области соотношения мести и наказания, а это ещё одна глобальная тема.

Я бы обозначил разность данных понятий в одном тезисе. Месть не может быть безэмоциональной, а наказание – может. Соответственно, у мстителя есть личная цель при мщении (например, получить удовольствие, достичь душевного спокойствия и т. д.), а осуществлять наказание может полностью безучастный человек. На бытовом уровне разъединить данные понятия крайне затруднительно, это тема для другой статьи.

В зависимости от роли мести в жизни человека меняется и её роль при психологической оценке личности. Литература (и в целом всё искусство) очень любит ситуации: Макс Пейн, Граф Монте-Кристо, Энакин Скайуокер, Каратель, Ворошиловский стрелок… Перечислять произведения, в которых месть оказала критическое влияние на героя, – дело бесполезное. Важно подчеркнуть то, что сама по себе концепция мести может быть романтизирована и героизирована, однако её влияние на персонажей в том числе и крайне негативно, прописывается достаточно часто, и чаще всего нам явно показывают психотравму из военного прошлого, спасибо Вьетнаму за наиболее яркий и широкоизвестный пример.

В обычной жизни реже встречается значимая роль мести в жизни психически здорового человека. Чаще всего месть занимает ключевую роль в жизни человека вследствие психотравмы, в такой ситуации потребность в мести может полностью разрушить личность человека из-за комплексных изменений, ведь месть может вступать в конфликт с наиболее значимыми чертами личности, убеждениями, взглядами. Системные противоречия между самыми важными для личности элементами (привет, Фрейд) к добру привести не может, особенно когда будет задействована ещё одна специфическая константа – «совесть». Тут вообще начинается невероятное веселье, два внутренних убеждения начинают противоречить друг другу, обладая условно равным приоритетом.

Наш пост начался с посыла госпожи Зюбановой, к нему и вернёмся в окончании нашего текста.

Напомним суть. Учительница (т. е., власть) силовым методом разделила учащихся на две группы, в отношении одной из которых осуществлялось насилие, а в отношении другой – нет. Потом ситуация изменилась, и группы детей поменялись местами. Вместо милосердия мы увидели месть.

Снежана совершенно правильно использовала слово «месть» в бытовом смысле слова. Но вот меня не покидают сомнения, что называть детские действия местью в данной ситуации не совсем корректно.

Причина в том, что личность детей находится в процессе формирования. Дети, особенно маленькие, крайне склонны к агрессии, они злятся. Это вполне рациональный перечень действий. Совсем маленькие дети склонны к физическому взаимодействию ввиду особенностей развития (этим они мне иногда напоминают подростков, для которых «дать коня в плечо» (перевод – сильно ударить кулаком в плечо) вполне нормальный вариант выражения эмоций, в том числе и положительных). Нередко детские действия называют местью, хоть по факту, это лишь простой конфликт. Когда мы говорим о детях, всегда нужно помнить об эмоциональной незрелости, она дополняется условно гармоничной интеллектуальной незрелостью. Эмоциональная незрелость взрослого толкает на месть, ибо интеллектуально он уже вырос, а вот эмоционально остался на детском уровне.

Джейн Эллиот была учительницей младших классов. В этой ситуации я обязан вам пояснить: учитель в этот период выступает для многих детей как непререкаемый авторитет. Это особенность развития ребёнка в этот период! Дети считают слова учителя порой важнее слов родителей, это совсем небольшой промежуток, около 3-4 лет (1-4 класс школы).

Соединяя незрелость личности (а месть – действие личности сложившейся) и статус учителя конкретно в этом возрасте, мы получаем интересную ситуацию. Тут просто неоткуда взяться мести, это агрессия по указке и не более, а уж ждать от детей милосердия и понимания – это что-то за гранью адекватного, это весьма сложные психологические и морально-этические конструкции, которые просто не могут сложиться на уровне детей данного возраста. Пока они могут лишь подражать схожим действиям взрослых.

В нашей истории дети могли вообще не испытывать никакой внутренней потребности в мести и неприятия друг к другу. Но, при этом они с радостью будут выполнять требования учителя, даже если они находятся за гранью любой моральной нормы. Это глубоко уходит в семью, в принципы взаимодействия, в личность ребёнка. Да, есть дети, у которых уже на этом уровне сформированы моральные нормы, но это редкость, которая достаточно часто идёт не от хорошей жизни.

Фактически в ситуации из эксперимента я не вижу мести, я вижу исполнение требования без понимания его сути. Да, естественно, обида и эмоциональная напряжённость там были, но вот месть? Мы не знаем, выносились ли конфликты за стены здания. Это было бы больше похоже на пример мести. А то, что дети выполняли приятные для них требования авторитета – явление нормальное. К сожалению, все виды «травли» в младшем блоке очень часто упираются в учителя. Опять же, это вопрос специфики возраста. Пойдут они в 5-6 класс, всё изменится кардинально. Но это меня уже в другую область уносит.

Подводя итог. Месть – штука личная, совершить её может лишь личность сформированная. Вместе с тем, к мести прибегают преимущественно те личности, которым не хватает внутренней стабильности, и они ищут её в таком «стороннем» источнике. Однако, нужно понимать, что в обиходе «местью» называют многое из того, чем она не является: наказание, возмездие, восстановление справедливости, сопротивление и противодействие… Всё это и многое другое может быть в обиходе названо местью. К сожалению, единства терминологии, т. е. того, на чём строится любой научный анализ относительно слова «месть» нет, особенно, повторю то, о чем говорил в самом начале, ввиду поголовного знания людей о том, что такое месть в их собственном мировоззрении. Однако, когда мы говорим о детях, нельзя забывать, что эти люди ещё совсем маленькие, неопытные и не обладают тем комплексом знаний и навыков, которыми обладаем мы. В нём не применяются многие понятия, логические связи, а те, кто применяются, требуют корректировки и уточнения, дабы мы не получали «злыдней», которые на самом деле не понимали, что они творят.

Месть, из-за своей яркости и значимости в рамках действия личности настолько любима творческими людьми, что они готовы находить мотивы мести во многих действиях, строить на её основе сюжеты, писать статьи и, порой переносить её в реальную жизнь. Да, Снежана Зюбанова, которая не лайкнула мой комментарий к своей статье?!!
К сожалению, объём заметки весьма небольшой и он исчерпан.

Котики, буркнул вас вне зависимости от пола и возраста.

.

Добавить комментарий