Почему сект в природе не существует

0

Здравствуйте. Меня зовут Сергей, я сектант, и сегодня я расскажу вам, почему сект в природе не существует…

Очень часто (например под моей прошлой заметкой на @catx2), когда заходит речь о религиях, НРД и вреде религий, вспоминаются две страшные сущности. Тоталитарные секты и деструктивные секты. Однако ни того, ни другого в законодательстве РФ нет. Вы не найдёте таких слов в нормативно-правовых актах, несмотря на множество заверений в СМИ о том, как они отравляют жизнь несчастных тружеников. Быть может, нам поможет наука? Но если мы начнём открывать статьи дипломированных специалистов по религии (религиоведов) на данную тему, там мы тоже обнаружим либо зияющую пустоту (религиоведы словом «секта» принципиально не пользуются), либо обсуждения того, что сект не существует. Где мы можем найти это слово? В апологетике. Но об этом чуть попозже.

Копнём историю. Само слово «секта» является латинским переводом греческого слова «ересь». И то и другое означает «учение», ни больше ни меньше.

Да, христианство, основной поставщик текстов средневекового периода в Европе, сектами и ересью называло всё нехорошее. Здесь есть некоторые корреляции со словом «погань», которое мы обсуждали ранее. Только «погань» — слово для язычников, внешних «не-таких-как-мы». Секта — слово для внутренних врагов. Для христиан, но неправильных. Всякие карпократы, арианцы, гугеноты, катары, скопцы, хлысты, раскольники — это всё христиане, и они все сектанты (значит не очень хорошие ребята, верно?). В своё время различные протестанты успели побывать сектантами, но в какой-то момент их стало слишком много, и сейчас протестантов так называть немного неудобно, хотя порой до сих пор называют.

Значительно позже человечество решило систематизировать накопленные знания и как-то привести их в порядок. Так начался рассвет науки. Но историческая, филологическая, и лингвистическая науки столкнулись с трудностью. Ведь слова, имеющие чёткую этимологию и определение, к моменту систематизации стали обладать вполне конкретной семантикой (наполнением). Вот есть сухое и нейтральное латинское «секта», но люди под сектой уже понимают не просто учение, а именно неправильное, искажённое учение. Потому что слово это используют только христиане, используют много веков, и используют в основном для описания неправильных христиан.

Колдуны-учёные долгое время не знали, куда применить это слово. В XX в. социологи религии Макс Вебер и его последователи выстроили такую градацию религиозных институтов «культ-секта-деноминация-церковь», и эта градация была строго количественной. То есть определялась числом последователей от маленького к большому. Между тем никогда не забывался и принцип отделения. То есть секта — это нечто, отделившееся от господствующей церкви. Это мнение популярно до сих пор. С середины XX века, однако, стало появляться большое количество религиозных учений, ниоткуда не отделявшихся. Саентология, кришнаизм, Церковь Макаронного Монстра, асатру, родноверие — что-либо из этого нельзя назвать маргинальной частью христианства, ислама, буддизма или индуизма (даже кришнаизм скорее самостоятельное явление, чем часть индуизма). С тех пор в академической среде для обозначения новых и малых религиозных учений используют аббревиатуру НРД (Новые Религиозные Движения). Повторю, само слово «секты» религиоведы не используют, это самый простой тест на отличие религиоведа от того, кто себя за него выдаёт.

В то же самое время, вместе с историей, лингвистикой, религиоведением и антропологией, развивалась и другая (ненаучная) дисциплина — теология.

Теология (богословие) — это христианское объяснение христианства. Христианское объяснение бога и их понимания мира. Теология в христианстве существует очень давно, текстов по теологии у нас очень много, начиная со средневековья. Нам интересно другое: в теологии существует отдельная дисциплина под названием «апологетика». Это раздел теологии, занимающийся обоснованием истинности именно христианского вероучения. То есть когда христиане себе (и другим) доказывают, что их, и только их религия — самая верная. И вот в апологетике существует подраздел с названием «сектоведение», то есть изучение иных (не-христианских, или христианских, но неправильных) религий, с обоснованием, почему они неправильны. В России пару лет назад ещё появилась загадочная «деструктология». Это такой ребрендинг сектоведения.

Сектоведы существуют во всём мире параллельно с религиоведами, у сектоведов есть свои организации и институты, и именно они обычно в СМИ клеймят тоталитарные и деструктивные секты, получая за эту работу, натурально, зарплату от своей церкви (это явление не только православное, в католичестве сектоборчество тоже есть). Напомню, что с точки зрения сектоведов (христиан) секты = ересь, а ересь — не просто учение, а неправильное, искажённое понимание христианского бога. Отличающееся от правильного (читай — доминирующей в данном регионе церкви).

Сектоведы порой делают робкие попытки дать какое-то строгое определение тоталитарным сектам. То есть перечисляют какие-то характеристики, присущие сектам. Закрытость, строгую иерархию, обязательное подчинение, контроль сознания (несуществующая штука), склонение к пожертвованиям. Но всегда выходит, что под такие определения либо подпадают совершенно все религии, либо не подпадает ни одна. Серьёзно, возьмите любое подробное определение тоталитарной и деструктивной секты и попробуйте через это определение рассмотреть любой христианский монастырь. Там и закрытость, и иерархия, и обязательные трудовые работы во благо общины, и пожертвования с прихожан, и воспитание детей в правильном мировоззрении (контроль сознания?), и строгий распорядок личной жизни, — полное бинго. Но православный монастырь — место почётное, традиционное. А то же самое, но не православное — секта. Не удивляйтесь, так оно и задумано. И это даже если мы берём какой-нибудь безобидный образцово-показательный монастырь. Кто-то ведь помнит про «секту» царебожников и Среднеуральский монастырь, который сектантским стал только после критики Схиигуменом антиковидной политики правительства, а до этого всем было как-то и наплевать, что там в монастыре происходило, и был он вполне «не-сектантским», а православным.

Определений сект у сектоведов огромное количество, то есть они и сами друг с другом толком договориться не могут, что сектами называть. Точнее, они договорились очень давно — секты всё, что не их собственная религия. Для православия католичество — ересь и секта (но сейчас так говорить неполиткорректно), и наоборот. А уж какие-нибудь староверы-раскольники, так это самые аутентичные сектанты, однако про это теперь тоже забывают (есть куда более безобидные и малочисленные религиозные группы, которые можно изобличать в СМИ). Занятный факт — мы очень часто читаем о тоталитарных и деструктивных сектах в СМИ, но никто никогда не спрашивает: если есть деструктивные, то есть ведь и конструктивные секты? Давайте перечислим их? Но таких нет, для сектоведа все секты автоматически деструктивные и тоталитарные.

«Но как же так?», — спросит меня читатель, жопа есть, а слова нет, получается? Куда девать всех этих Аум Синрекё, Бога Кузю, Грабового, Марию Деви-Христос и прочих людей, которые доказано вредят обществу и человеку, заставляют переписывать на себя квартиры или склоняют к суициду, или взрывают токийское метро? Если покопаться в судебных делах, мы найдём, что все такие организации вполне законно были осуждены за осуществление мошеннической (незаконный отъём имущества) или террористической деятельности. Их судили не за то, что они сектанты, а за последствия их деятельности. Причём деятельность эта была нерелигиозной. Взрывать токийское метро — в принципе не религия. Даже если это пытаются обосновать какими-то религиозными мотивами, это остаётся простой террористической деятельностью. Для этого явления есть и чёткое определение, и своя статья в УК РФ (и в УК любой другой страны), и свои признаки, по которым такую деятельность можно распознать. То же самое касается и мошенничества. Но с мошенничеством очень тонкий момент: если вы сами несёте свои деньги (свою квартиру, видеокарту, собаку) в религиозную организацию… собственно, это ваше дело и ваши проблемы. Вы можете всё это передать ближайшему православному приходу (и всё будет очень законно), а можете в ближайшее общество осознанных осознанцев (в целом тоже законно). Но если вам пообещали что-то (например, воскресить сына), и вы заплатили за некую услугу, которую вам никто не предоставил — то это мошенничество. Опять же, для распознавания мошенничества есть и отдельные определения, и статьи в законах, придумывать что-то новое не нужно.

Мошеннические организации, прикрывающиеся религией, у нас принято называть тоталитарными сектами. Однако мошеннические организации, прикрывающиеся бизнесом, почему-то не называют как-то по-особому. Например, финансовые пирамиды не называют тоталитарными банками, а мошеннические благотворительные фонды не называют деструктивными. И здесь тоже всё понятно, почему так происходит. Если вы ткнёте пальцем в кого-то и скажете: “Да у него тоталитарная секта”… ну он может пооправдываться в СМИ, в целом безуспешно. Если же вы ткнёте в него пальцем и назовёте мошенником – он пойдёт в суд и хорошенько вас провернёт через законы, потому что только суд решает, кто у нас мошенник, а не какой-то сектовед, сам себя назначивший специалистом. Ведь мошенничество есть в законах, это обвинение регламентируется нормативно-правовыми актами, и, если вы не мошенник, называть вас так — клевета. Никаких сект в законах нет, это простое обзывательство.

Давайте подводить итоги:
1. Исторически слово «секта» обозначает просто учение. Любое. Каратэ — секта. Православие тоже секта. Неоплатонизм и марксизм — секты. Только им не говорите, обидятся.
2. В академической научной среде это слово либо избегают, либо критикуют.
3. Этим словом активно пользуются ангажированные представители отдельных религий на зарплате. Понятно, что им пользуются, чтобы выставить в лучшем свете свою религию и показать в худшем свете другие религии. Это апологетика, детка.
4. Имеющиеся примеры мошеннических и террористических организаций вполне можно описать и без применения слова «секта».
5. Существующие определения слова «секта» не радуют своей строгостью и точностью. Под них можно вписать либо все религии разом (определение ничего не определяет), либо их пишут под какую-то одну конкретную организацию (в определение попадает только она).
6. Чаще всего слово «секта» мы встречаем в СМИ, в качестве журналистского ярлыка или жупела, для обозначения любых «неправильных» с точки зрения автора.
7. Кстати, эти усилия сектоведов отнюдь не напрасны, ведь по данным социологов отношение россиян к “последователям религиозных сект” хуже, чем к наркоманам, гомосексуалистам и проституткам, с доминирующими вариантами “ликвидировать” и “изолировать от общества”. Заметьте – в вопросе не было сказано про тоталитарность и деструктивность сект. Не зря ребята получают зарплату.

Добавить комментарий