Цикл о Томасе Эдисоне, часть 2: Первые промышленные лаборатории

0

Говоря о Томасе Эдисоне, нельзя не упомянуть, что он был одним из пионеров, создававших первые крупные научные лаборатории, которые были ценны не только практически, но и культурно, огромные киношные лаборатории, где под потолком обязательно летают молнии и работают толпы темных миньонов на службе суперзлодея, появились не на пустом месте. О них и поговорим в продолжении цикла о Томасе Эдисоне

Уже во время бурного развития своего первого предприятия Томас чувствовал, что ему душно в тесном кабинете, не хватает места, ему нужно было много пространства, чтобы Творить! По крайней мере, так говорил сам Эдисон. Но мне все-таки кажется, что ему нужно было расширять дело, он, конечно, и сам товарищ плодовитый, много изобретал, очень много работал, но на одном энтузиазме далеко не уехать. И тогда он решил создать нечто большее.

Первая лаборатория располагалась в Ньюарке, городе неподалеку от Джерси Сити, сначала для себя, а позже он начал нанимать инженеров и ученых различного уровня и создавать изобретения в промышленных масштабах, буквально. В скором времени в Ньюарке стало тесно, поэтому новую лабораторию с бОльшим размахом было решено строить неподалеку от дома Эдисона в Менло-парк.

Если рассматривать это дело с точки зрения коммерции, то становится ясно, что подобного рода объединение большого количества ученых-изобретателей просто не могло пройти мимо крупных компаний, конкурирующих на рынке США. Например, главным заказчиком Эдисона, имевшим право ̶п̶е̶р̶в̶о̶й̶ ̶н̶о̶ч̶и̶ первоочередной покупки патентов, была фирма Western Union. Она же активно использовала потенциал лаборатории для того, чтобы выводить из игры конкурентов. Эдисону периодически приходили заказы на обход чужих патентов, например, однажды ему нужно было перебить патент на электрическое реле, а позже на телефон Александра Белла.

Несмотря на то, что такая масштабная коммерциализация ученого труда была несколько маргинальна с этической точки зрения, ведь не всегда их труд использовался во благо, эти лаборатории оказались хорошей отправной точкой, своего рода инкубатором для талантливых инженеров и изобретателей. Одними из наиболее известных работавших на Эдисона людей были Джон Либ, Чарльз Бахлор, Джон Крузи, Фрэнсис Эптон, Никола Тесла, Эдвард Джонсон, Фрэнсис Гель, Уильям Эндрюс и Генри Форд (с 1891 по 1899 года), с Теслой и Фордом его будут связывать не только рабочие отношения. Как там было? Друг – один и враг – один. Старт карьеры ученого и бизнесмена выдался весьма удачным, о деньгах думать не приходилось и он мог полностью посвятить себя изобретательству.

Одиночки придумывают великие вещи — коллективы доводят их до ума.

Изыскания лампочки

В удобном кресле машины времени вы можете с комфортом переместиться в любой отрезок времени, который вам хотелось бы посмотреть, но, оставаясь в рамках цикла, мы перенесемся в 1877 год в Париж. Вы закрываете глаза, судя по ударившему вам в лицо ветру, вы прибыли прямо на улицу. Яркий свет начинает резать глаза, сквозь пальцы вы пытаетесь разглядеть, что же вас так ослепило, не будем гадать — это электродуговая лампа Яблочкова, которая использовалась некоторое время до появления первых надежных ламп с нитью накала.

Из вышесказанного понятно, что светили они очень ярко. Это был и плюс, и минус — исключительная яркость позволяла хорошо освещать улицу, но использовать это маленькое солнце в домашних условиях было не очень комфортно. Поэтому люди продолжали биться над тем, чтобы сделать долгоиграющую электрическую лампу, которая будет пригодна для бытовых нужд.

Изобретателей лампочки было поистине много, можно сказать, этим изобретением был занят весь цивилизованный мир, в том числе и русские изобретатели. Например, тот же Яблочков, лампы которого освещали Нью-Йорк и Париж, а несколько позже — Лодыгин, который так же, как и Эдисон занимался поиском стойкой к нагрузке нити накала. Но именно Эдисон создал лампу, работающую от напряжения 110 Вольт, способную светить до 40 часов без замены, что делало ее конкурентоспособной.

Томас ломал голову над тем, как сделать нить накала. Он часами экспериментировал с различными материалами, пока не пришел к выводу, что лучше всего подходят растительные волокна. Человекочасы экспериментов дали результат — обугленное волокно бамбука отлично проводило электричество и могло достаточно долго выдерживать нагрузку. ̶И̶ ̶з̶а̶в̶е̶р̶т̶е̶…̶ ̶Лампочка получилась. Она была не идеальной, но работала гораздо лучше, чем у остальных, усовершенствовать отдельные моменты можно и со временем, а теперь самое главное — ее уже можно выводить на рынок.

Для успеха у широкой аудитории и потенциальных инвесторов требовалось шоу, и Томас Алва Эдисон дал им его! Сотни лампочек осветили его лабораторию, приглашенные журналисты дотошно всё конспектировали и зарисовывали. Также отличной рекламой послужил паром «Колумбия»: в 1880 году владелец парома Генри Виллард, железнодорожный магнат, а главное, любитель эффектных появлений, заказал Эдисону украсить его паром лампочками, как новогоднюю елку. В конечном итоге вся эта шумиха привела к тому, что через несколько месяцев Томас уже проектировал систему освещения Нью-Йорка.

Впоследствии Томас еще дорабатывал свою лампочку до состояния, близкого к идеальному. Был придуман специальный патрон, который получил название E14 и E27— по первой букве имени изобретателя. Цифры обозначают диаметр и регулятор напряжения.

Кроме того, Эдисону удалось сделать ее коммерчески выгодной. Изначально производство лампочки стоило 110 центов, тогда как Эдисон продавал их по 40 центов, что, с одной стороны, приносило убытки, а, с другой, помогало нарастить объемы производства. По логике событий, когда Томасу удалось уменьшить себестоимость готового продукта до 22 центов, то объемы продаж позволили ему покрыть большую часть полученных ранее убытков. Таким образом Эдисон продемонстрировал, что может быть хорошим менеджером.

Часть 1, вступительная

https://patents.google.com/patent/US223898 – оригинальный патент на лампочку, если кому то интересно.

Добавить комментарий