А точно ли виноват план Маршалла?

0

Крайне популярна позиция, что “политическим условием участия в плане Маршалла было изгнание коммунистов из правительства”. Такое утверждение можно встретить в массе источников – от школьных учебников, до обзорных работ по теме Холодной войны. Более того, такую же позицию высказывает ряд статей англовики со ссылкой на англоязычные обзорные работы. Убедительно? Не совсем, ведь нигде не приведено ни одного прямого источника! Большая часть материалов вообще дают данное утверждение без какого-либо обоснования. В тех же немногих, где авторы приводят доказательства, то все они косвенные. Но это уже хоть что-то.

В общем случае цепочка рассуждений авторов довольно проста:
В марте 1947 года Гарри Трумэн объявил о том, что США будут поддерживать все страны, борющиеся за свободу от коммунизма
@@@
С марта по июнь 1947 года из правительств Бельгии (март), Франции (5 мая), Италии (30 мая) и Люксембурга (13 февраля) после политических кризисов удаляют коммунистов
@@@
8 мая 1947 года заместитель госсекретаря Дин Ачесон зачитывает перед аграриями США речь, где заявляет, что теперь приоритет в выделении финансовой помощи будут иметь страны, сражающиеся за свободу и демократию
@@@
5 июня 1947 года во время выступления в Гарварде госсекретарь Маршалл озвучил о намерении продвигать план экономической помощи по восстановлению Европы

И вот лично меня в этой цепочке событий несколько обескураживает, что коммунистов из правительств стран запада выгнали до июня 1947 года, когда впервые был озвучен план Маршалла. Можно, конечно предположить, что о данном плане Госдеп тайком уведомил правительства стран Запада заранее, его ведь прорабатывали же до объявления в июне. Но тут есть важный нюанс: план Маршалла в виде идеи оформился в голове госсекретаря после не самых удачных переговоров четырехсторонней комиссии союзников по Германии в марте-апреле 1947 года.

Проработку этой идеи, если верить американским источникам, начали не ранее середины мая 1947, и то в очень узком кругу. По воспоминаниям Дина Ачесона конкретные контуры “плана Маршалла” начали продумываться вообще после 19 мая (Benn Steil “The Marshall Plan. Dawn of the Cold War”, раздел 4). Обещать в марте- начале мая 1947 года финансирование по плану Маршалла было бы крайне самонадеянно и едва ли кто-то стал бы так делать, потому что никакого плана еще не было. В речи от 8 мая Ачесон ни слова не сказал про план, там фигурировали просто кредиты, которые США по разным программам с 1945 по 1947 годы выделило немало и без плана Маршалла (читаем речь тут: http://slantchev.ucsd.edu/courses/nss/documents/aches..).

Кроме того, в своем первоначальном виде план Маршалла предполагал участие “стран народной демократии” и СССР. Было бы крайне странно требовать от участников плана отказа от участия коммунистов в правительстве, если у вас половина участников имеют правительства с доминированием или только из коммунистов. Для Маршалла участие стран с коммунистическими режимами было необходимо для того, чтобы, по возможности, сохранить хоть какие-то каналы для экономического и, в идеале, политического сотрудничества.

СССР изначально проявил интерес к плану, но уже на первых же переговорах позиции по механизму выделения средств настолько разошлись (Франция и Британия выступали за наднациональный орган, определяющий что и кому выделять, СССР – за систему заявок на кредиты от каждой страны), что Молотов рекомендовал всем странам советского блока отказаться от участия в нем.

Советская пропаганда означенного периода клеймила план Маршалла исключительно за то, что он служил инструментом захвата рынков сбыта американским капиталом: например вступительная статья к [Аллен Д., План Маршалла. План восстановления или военный план?, перевод с английского, М., 1949], речь Жданова “О международном положении”.

Таким образом, можно утверждать, что советская сторона в конце 40-х не проводила прямой связи между планом Маршалла и потерей коммунистами мест в правительствах весной 1947 года. Более того, если мы обратимся к речи Жданова, то там есть вот такой отрывок, касательно Франции:

“Американская «помощь» почти автоматически влечёт за собой изменение политического курса той страны, на которую эта «помощь» распространяется: к власти приходят партии и лица, готовые по директивам из Вашингтона осуществлять желательную для США программу во внутренней и внешней политике (Франция, Италия и т. п.)…

Чтобы придать большую внешнюю «объективность» американским предложениям, было решено привлечь в числе инициаторов подготовки к реализации «плана Маршалла» также Францию, уже наполовину пожертвовавшую своим суверенитетом в пользу США, поскольку предоставленный Соединёнными Штатами Америки в мае 1947 года кредит Франции был обусловлен удалением коммунистов из состава французского правительства.”

Как мы уже выяснили, в мае 1947 года никакого кредита по плану Маршалла США выделить не могли, так как никакого плана тогда не было. Тогда о чем же речь? А речь идет о кредите по линии Всемирного банка, который был выделен Франции 9 мая 1947 года. Он не имел отношения к плану Маршалла, и из речи Жданова следует, что в Москве тоже это отлично понимали. План Маршалла родился уже после этих событий и реализовывался в подготовленных ранее условиях.

Хотя прямых доказательств давления американцев на правительства стран запада с целью удаления из них коммунистов нет, косвенные факты заставляют предполагать наличие такового. Вот только не в форме ультиматумов, как это подчас выставляют, а, скорее, в виде создания стимулов для такого развития событий. Во всех случаях причины для отставки коммунистов вызревали внутри самих правительств, и американские обещания выступали лишь как один из факторов, далеко не факт, что определяющий. И на примере Франции это видно лучше всего.

Карточный домик имени 4 республики

Война сильно перетряхнула политическое поле Франции. Большая часть старых элит были запятнаны сотрудничеством с оккупантами. Авторитетом в обществе пользовались лишь те силы, что боролись с нацистами. А это были в массе своей разнообразные левые партизаны, поэтому три крупнейшие левые партии (коммунисты, социалисты и христианские-демократы) на первых же выборах набрали больше 60 % голосов. Противовесом им выступал популярный еще де Голль, который придерживался куда более правых взглядов и хотел возродить Францию, как великую державу. Придерживаясь более персоналистской модели устройства государства, он противостоял идеям парламентаризма, продвигаемым левыми.

В начале 1946 года де Голль вынужден будет уйти с поста главы правительства, а на его место придет правительство коалиции всех трех крупнейших левых сил страны. Коалиция была изначально непрочная, так как социалисты и христианские демократы были значительно менее радикальны в своих требованиях, нежели коммунисты. Тем не менее, в тот момент только сотрудничество трех партий могло обеспечить устойчивое большинство на выборах и при голосовании в парламенте.

Война оставила Францию в руинах. Сначала страна пришла в упадок из-за немецкой оккупации, потом в неё пришла разруха из-за бомбардировок союзников и военных действий. Ситуация была катастрофическая – экономическая ситуация на территории побежденной Германии после войны была лучше, чем во Франции. Новому правительству приходилось пытаться найти выходы из этого кризиса. Поэтому французское правительство уцепилось за любые источники ресурсов для восстановления – за репарации с Германии, экономическую оккупацию Рура и Саара, колонии и кредиты.

Вопросы репараций, Рура и Саара Франция не могла решить без солидарности остальных Союзников. СССР, прояви он интерес к положению Франции и поддержи её претензии, мог рассчитывать на укрепление позиций компартии Франции. Но в Союзе вопросы Рура и Саара рассматривали в разрезе репараций на собственное восстановление, и жертвовать им ради товарищей из Франции никто не хотел. Поэтому компартия лишилась мощного козыря во внутренней политике. А вот США могли поддержать Францию и помочь склонить Британию к более конструктивному диалогу.

Вопрос кредитования за границей также нанес серьезный удар по отношениям внутри коалиции. В марте 1946 года глава социалистов Леон Блюм отправился в США (не в СССР, потому что в тот момент там точно кредитов не выдали бы никаких – самим не хватало ресурсов). В Штатах просьба Блюма выдать деньги вызвала серьезные противоречия – летом во Франции должны были пройти выборы, и кредит мог серьезно повлиять на их результаты в пользу социалистов. Поэтому часть американских политиков настаивали на кредите, чтобы снизить влияние коммунистов во Франции. В то время как другие, например глава ФРС Экклс, считали, что коммунисты непременно обвинят США в вмешательстве во внутренние дела Франции из-за кредита.

Как результат:
– кредит был одобрен;
– коммунисты во главе с Морисом Торезом обвинили Блюма, что условием американцев было удаление компартии из правительства;
– так как обещание денег это не сами деньги, то эффектов на экономику кредит перед выборами не оказал, а вот скандал привел к росту влияния голлистов;
– после выборов Морис Торез, так как положение партии не изменилось, забыл об обвинениях, и компартия снова вступила в коалицию.
Осадочек от истории остался у всех.

Наиболее острые споры между коммунистами и прочими членами коалиции были из-за вопросов заморозки зарплат и войны в Индокитае. Коммунисты были решительно против этих мер и всячески пытались их саботировать. Какого-то устойчивого компромисса по этим позициям не могло быть – меры бюджетной экономии были нужны для балансировки бюджета пока экономика не восстановится, а без внешних вливаний этот процесс грозил затянуться. То же касалось и войны в Индокитае. В тот момент никто не догадывался, что воевать придется десяток лет и вместо прибылей будут одни убытки. Коммунисты же по понятным причинам не поддерживали оба ключевых элемента курса правительства. Единственным сдерживающим раскол фактором был постоянный рост влияния голлистов.

Демарш министров-коммунистов, проголосовавших в парламенте против мер правительства, во время кризиса с забастовками в мае 1947 года стал последней каплей для премьер-министра Рамадье, и тот исключил коммунистов. Я не склонен объявлять этот кризис лишь поводом, так как противоречия в вопросах внутренней политики были действительно серьезными. Да и министр иностранных дел Бидо еще в марте высказывался в личных встречах с представителями США и Британии, что партия социалистов тяготится союзом с коммунистами, и, возможно, скоро коалиция распадется.

В таких условиях американцам вовсе не нужно было угрожать или диктовать условия. Более того, это было, скорее, опасно. В 1946 году Госдеп считал, что коммунисты в правительстве Франции это не так плохо, так как они хотя бы не мешают, в отличии от голлистов. Голлистов, которых в СССР считали агентами мирового империализма, американцы, внезапно, не жаловали потому что считали их националистами-империалистами, которые могут повести Францию по пути Германии. В условиях, когда коммунисты входят в правительство и не являются оппозицией, голлисты аккумулировали вокруг себя недовольных плачевной ситуацией в экономике.

Фактически, поворот в сторону нежелательности присутствия коммунистов в правительстве Франции произошел в начале 1947 года из-за провозглашения “доктрины Трумэна”. Но в то же самое время в посольстве США во Франции всерьез опасались, что изгнание коммунистов из правительства приведет к гражданской войне между коммунистами и голлистами. Более того, после событий 5 мая разрабатывались планы введения подразделений войск США из Германии для защиты коммуникаций. Отсюда вытекала двоякость позиции США – с одной стороны, известно, что дипломаты доводили до сведения представителей Франции, что коммунисты более нежелательны. С другой, никаких активных действий в этом направлении не было – все ограничивалось частными разговорами, некоторые из участников которых еще и позже отрицали сам их факт.

Схожие процессы протекали в Бельгии, Италии и Люксембурге – отношения с коммунистами внутри коалиций деградировали на протяжении 1946 года, потом в 1947 году произошел кризис, и коалиция развалилась. Представителям компартий было удобно выставить виноватыми во всем американцев, равно как и советской дипломатии и пропаганде. Тем не менее, причины всех этих событий в первую очередь лежали в внутренней политике, и лишь во вторую – в американских действиях. И уж тем более к этому не имел отношения еще не существовавший план Маршалла, который был куда тоньше и хитрее, о чем мы обязательно позже поговорим.

P.s. Я недели две распутывал хитросплетения фактов из этой заметки. Большую часть времени, я конечно, тупо пытался найти хоть один авторитетный источник который приводил бы доказательства
P.p.s. Если у кого-то есть источники, которые приводят убедительные доказательства существования предварительных условий по изгнанию коммунистов из правитрльства у плана Маршалла, то скиньте их в комментарии
P.p.p.s. Добавил несколько ссылок на дипломатическую переписку США по вопросу коммунистов во Франции.

Добавить комментарий