Чё, котаны, половое размножение?

0

Сегодня поговорим о тяжелой доле самцов некоторых видов членистоногих. Я говорю о случаях, когда самка убивает и съедает самца после секса. Иногда — прямо во время секса, а бывает — вместо секса. Это называется сексуальный каннибализм (запрещено уголовным кодексом).

Но как так получилось? Мы же привыкли думать, что задача самцов — оплодотворить как можно больше самок. Как в эту концепцию вписывается одноразовый секс со смертельным исходом?
И ведь если такие случаи до сих пор встречаются, значит отбор этому не препятствует?

Кажется, что с позиции эволюции главное для особи — выжить. Естественный отбор благоприятствует тем, кто умеет выживать при любых условиях. Для этого инстинкт самосохранения должен преобладать. А вот и нет — половой инстинкт посильнее будет. Каждый дрочит (зачёркнуто) выживает как он хочет, но если твои гены не распространяются дальше в популяции, грош цена твоим навыкам выживания.

Возьмём первый попсовый пример — богомола. После секса самка откусывает самцу голову и съедает её (потому что может). Белковая пища пригодится для деток. Но в какой момент они начали так делать?

Точный момент не назову, но предполагаю, что дело было так. В некоторых популяциях самки становились крупнее самцов (это выгодно, можно отложить больше яиц). Богомолы — хищники, охотятся на насекомых. Чем ты крупнее, тем больше вариантов добычи. Если поймаешь и съешь особь своего вида — ей же хуже, зато у твоих потомков больше шансов.

Каннибализм — распространённое явление в природе. Особенно удобно охотиться на особей помоложе. Вас раздражают тинейджеры со своим тик-током? В мире членистоногих вашу проблему бы просто не поняли.

Вернемся к богомолам. В какой-то момент одна из самок в порыве страсти убила самца после секса. А потом и съела — чего добру пропадать. Её дочки последовали примеру мамаши. А за ними и остальные потомки. Ну и что, что в целом для популяции получился ущерб, ведь успешные самцы теперь медленнее распространяют свои гены. На наш век самцов хватит, а там хоть трава не расти.
Постепенно такой способ спаривания закрепился в популяции.

Могли в этот момент существовать самки — сторонники равноправия, которые бы сказали, что жизни самцов имеют значение? Могли, сначала их было большинство. Трахались по старинке, потом расходились. Но такое альтруистичное поведение перестало доминировать, если в популяции появились самки-стервы. Если ты не убиваешь самцов, твои яйца получают меньше питания, твои потомки хиреют. А дочери маминой подруги — все как одна убивают своих мужиков и жиреют на высокобелковой диете. Со временем твоих генов в популяции не останется, а хищные стервы будут процветать.

Ну а самцы? Их-то что заставляет лезть в пекло навстречу смерти? Принцип тот же самый. Кто не желает спариваться, чтобы не подвергать свою жизнь опасности — не оставляет потомства. Ген «нежелания» не закрепляется.
Кто выбирает размножение и смерть — фиксирует этот выбор в генах следующих поколений. Так получаем безвольных самцов, которые вырастают и становятся маменькиными пирожками.

Но иногда от самца требуется больше, чем просто с достоинством умереть после спаривания. Самкам этого мало. Им хочется унижать!

Возьмём второй пример, прыгающих пауков-павлинов. Рассмотрим процесс с точки зрения самца. Звучит как сказка про прекрасного принца, который идёт спасать принцессу от дракона (вы уже понимаете, что принцесса и есть дракон).

Идёт самец и натыкается на нитку паутины, от которой пахнет самкой. «Ого, — думает паук, — вот и подсказка, как найти принцессу. Я спасу её!». Следует за этой нитью Ариадны, пока не заползает в мрачное подземелье, где-нибудь под кустиком.
Вдоль дороги начинают попадаться трупы других самцов. «Неудачники, — замечает паучок. — У меня всё будет по-другому, я всю жизнь к этому готовился».

И вот он видит самку. Та оценивающе смотрит на него и чего-то ждёт.
Паук расфуфыривается и начинает ТАНЦЕВАТЬ. Посмотрите ролик bbc, они отлично наложили музыку.
Сама самка не танцует, она оценивает постановку, что твой судья с проекта «Танцы».
Если танец её не впечатлил, к спариванию она самца не допустит и просто сожрёт.
Если понравился — то разрешит спариться (а потом всё равно сожрёт).
Поздравляем, ваши гены прошли в следующий тур!

Итак, мы выяснили, что сжирать самцов это ок. Эволюции на это пофигу. Никого не заботит, чтобы были счастливы и выживали ВСЕ особи популяции. Если стратегия одноразового секса эволюционно стабильна (популяция развивается на минималках) — то этого достаточно.

С другой стороны, самцам никто не мешает сопротивляться и потихоньку бунтовать.

Предположим, в популяции среди покорных самцов нашёлся хитрец, который захотел выжить после секса. И предположим, у него это получилось.
Тогда он сможет оплодотворить больше самок (пока не сожрут. На каждый хитрый болт найдётся своя самка с резьбой).
И гены хитреца пойдут распространяться, вместе с его способом избегать смерти.
А там и займут главенствующее положение среди самцов.
Жестокость законов спаривания будет компенсироваться необязательностью их выполнения.

Вот вам реальные примеры стратегий выживания у пауков:
1. Не подходить к самке, пока она голодная. Дождитесь, пока она чего-нибудь съест — а тогда уже подкатывайте.
(стратегия работает и с людьми, опасайтесь голодных женщин)

2. Притащить ей труп соперника и подсунуть вместо себя. Пока вы её оплодотворяете, пусть представляет вместо вас кого-то другого (и ест его).
(стратегия работает и с людьми, приносите женщине побольше еды)

3. Переключиться на малолеток (запрещено уголовным кодексом).
Найдите самку, которой ещё 2-4 дня до финальной линьки. Половая система у неё уже сформирована, а съесть она вас ещё не может, не доросла.
Оплодотворяйте её и уносите ноги. К моменту полового созревания она уже будет носить вашу сперму и отложит яйца с вашими отпрысками.
А вы пока можете поискать следующую впечатлительную юную паучиху.

Если описанные стратегии не сработали, не огорчайтесь. Как говорил поэт — «кто кончил жизнь трагически, тот истинный самец».

Берегите себя, соблюдайте уголовный кодекс и постарайтесь распространить свои гены в популяции.

Добавить комментарий