Легенда о “доткомах”, или как интернет-компании обрушили американский фондовый рынок.

0

Крах WorldCom – огромной телекоммуникационной компании, которая обанкротилась из-за специфических “бухгалтерских практик”, или говоря нормальным языком, из-за нарисованной отчетности.

Но могло ли так сложиться, что на месте WorldCom вдруг оказалась целая индустрия? Чтобы внезапно выяснилось, что гордость и самая быстрорастущая отрасль американской экономики состоит в основном из глубоко убыточной и переоценённой халтуры? Да, сегодня мы поговорим о знаменитом “пузыре доткомов” – крахе американской интернет-индустрии начала 2000-х годов.

Итак, на дворе вторая половина девяностых. Рецессия, связанная с очередным кризисом регулирования фондового рынка (гуглить S&L crisis, я когда-нибудь напишу о нём) и войной в Заливе с последовавшим за ней ростом цен на топливо, подошла к концу. Американская экономика процветает: стабильный рост, низкая инфляция, низкая безработица, постоянно создающиеся новые рабочие места. Экономический бум приводит к росту фондового рынка, чему способствуют грамотная кредитно-денежная политика, здравое регулирование и взрывной рост новых, технологических отраслей экономики.

1990-е годы в Америке были прекрасным временем. Джордж Буш проиграл выборы, на его место пришел Клинтон, сумевший вернуть веру в мощь американской экономики. В общем, это было время низкой инфляции, роста производительности, экономического бума и бурного роста фондового рынка, возникшего в результате сочетания быстрых технологических изменений и разумной центральной денежно-кредитной политики. Дешевая нефть, налоговые реформы, сокращение welfare и других госрасходов “неолиберального” союза Клинтона и Блэра создали новые рабочие места и привели капитал в растущие индустрии. И если в России девяностые были временем мрака и отчаяния, то для большинства американцев девяностые до сих пор часто остаются символом процветания.

К этому добавились и другие факторы – появление персональных компьютеров увеличило производительность труда, а работающие поколения бэби-бумеров вместе с “рынком миллениалов” породили “демографический бугор”, который привёл к росту экономически активного населения, а политика низких ставок и доступные кредиты дополняли идиллическую картину.

В общем, в США появлялась новая гигантская технологическая индустрия. В дома американцев пришел его величество интернет. Вместе с браузером NCSA Mosaic, он навсегда изменил жизнь людей и что важнее для нас – американского бизнеса. Фактически, у бизнеса появился новый канал продаж, новый канал коммуникаций с клиентом. Ну, то есть продажи по каталогам и телемагазины существовали всегда, но интернет позволял просто и сравнительно дёшево дотянуться до кошелька практически любого американца.

Государство старалось активно помочь развитию новых отраслей. В 1996 году Клинтон подписал Акт о Телекоммуникациях, который фактически дерегулировал рынок. ФРС в лице Алана Гринспена не отставала, стремясь своими действиями привлекать капитал в новую индустрию. И американские инвесторы поверили в новое будущее! Начался новый бум инвестирования во всё, что связано с интернетом. Вы что-то продаёте в интернете? Отлично! Вы – инфраструктурная компания или производите сервера? Супер! Вы просто “парни, которые что-то делают в интернете”? Да, круто, хватит разговоров, вот наши деньги!

Вы можете увидеть динамику привлечения капитала в индустрию. Выглядит невероятно – внезапно все американцы, от домохозяев до инвестиционных аналитиков и председателей правления поверили в новое чудо, в святой грааль инвестора, в интернет – компании. А этим компания казалось, что стоит буквально воткнуть в землю соломинку для того, чтобы получить деньги инвесторов. “Мы что-то делаем в интернете” стало залогом успеха, кратчайшим путём от основания компании до кошелька инвестора. И всё это здорово подменяло понятия.

Америка перестала понимать, что интернет для здорового бизнеса стал всего-лишь новым каналом продаж, новым способом связаться с клиентом. Благодаря интернету появились аукционы вроде Ebay – вот только на каждый такой Ebay приходились десятки компаний с сомнительными бизнес-моделями, основатели которых сами не понимали, что они будут продавать.

В чем была проблема? Появление всё новых и новых “интернет-компаний” вызывало цепную реакцию. Каждый доллар, вложенный в новую компанию, привлекал ещё пять. Рос спрос на серверные компьютеры, комплектующие, сопутствующие услуги. В США буквально возник новый “бум” интернет-услуг. В конце девяностых годов самые умные или самые консервативные финансовые аналитики начали понимать, что что-то пошло не так. Ну просто не может так быть, чтобы вдруг, откуда-то появился “святой грааль”. Интуитивно многие отлично понимали, что рынок не может расти вечно, что это не более чем пузырь. Я уверен, что и глава ФРС Алан Гринспен это отлично понимал. Но и рынок, и многочисленные инвестиционные консультанты, живущие на комиссии инвесторов, кричали – невероятная доходность! Greed is good – в очередной раз сказали инвесторы.

Грубо говоря, здесь мы снова приходим к вопросу веры в перспективы той или иной компании, отрасли, рынка. И к вопросу “сколько стоит компания”. Для ответа на него есть разные способы, но в случае с “пузырём доткомов” вопрос был гораздо сложнее: “сколько стоит стартап в новой индустрии”. И в какой-то момент ответ на него выглядел так: “столько, сколько за него готовы заплатить”. Америка, прожившая десятилетие экономического роста действительно поверила в том, что интернет станет будущим экономики не вдаваясь в вопрос, как именно это произойдёт. Не все хотели копать глубоко, не все хотели даже оценить ёмкость рынка, ведь кто-то должен всё это покупать! Технологическая сфера росла потому, что инвесторы верили, что она будет расти. Вообще, именно это обычно и называют “пузырь”. Многие высокотехнологичные компании стали просто-напросто зависимы от новых инвестиций и вкладывали огромные деньги в маркетинг. Их целью становился не бизнес, их целью было привлечь финансирование.

Нет, без сомнения, для компаний, имевших стабильную бизнес-модель, интернет стал просто хорошим инструментом, и большинство из них пережили кризис. Вот только на волне хайпа в индестрии появилось слишком много откровенно непонятных и неудачных бизнес-идей.
В итоге, “пузырь” получился просто эталонный. А для того, чтобы он лопнул, иногда достаточно малейшего толчка. Так и случилось – 13 марта 2000 года известие о том, что Япония снова вступила в рецессию, спровоцировало глобальную распродажу, которая в первую очередь коснулась хай-тека. Внимание инвесторов начало постепенно переключаться с “высокодоходных” компаний интернет-индустрии на более “традиционные” компании с Нью-Йоркской биржи. 20 марта 2000 года журнал Barron’s разразился алармистской статьёй, в которой вполне обоснованно предвещал скорый крах многих интернет компаний, которые так и не смогли превратиться из перспективного стартапа в нормальный бизнес.

И тут у рынка буквально “открылись глаза”, и началась грандиозная распродажа. То, что раньше было “перспективным бизнесом”, стало бессмысленной тратой денег. Стало понятно, что индустрия откровенно переоценена и не оправдывает себя. “Под раздачу” попали многие вполне нормальные компании – так, на грани банкротства оказались Cisco и другие производители. Масла в огонь добавили несколько скандалов: выяснялось, что некоторые компании откровенно манипулировали со своей финансовой отчетностью.

Пузырь рухнул. Индекс NASDAQ, который являлся главным мерилом качеств хайтек индустрии, обвалился. Ему потребовалось полтора десятилетия, чтобы отыграть то падение. Слово “дотком” в США стало синонимом “плохого бизнес-плана” и на долгое время выработало на рынке аллергию на новые высокотехнологичные компании.

Впрочем, как показывает пример WeWork, ничто не бывает вечным. Но это – совсем другая история.

Добавить комментарий