А теперь, когда я привлек ваше внимание, поговорим о реально существовавшем документе политического планирования США в начале Холодной войны. Речь пойдет об аналитической записке, подготовленной в Госдепартаменте под руководством Дина Ачесона по заказу министра обороны Форрестола для совета безопасности – NSC 20/1. Провозглашая миссию США по защите стран мира от распространения коммунизма, доктрина Трумэна, была была на удивление расплывчата и неконкретна. Поэтому Форрестол инициировал проработку концепции целей и рамок политики США в отношении ключевого коммунистического государства – СССР.

Базой документа служит убежденность авторов в том, что коммунисты считают конфликт между капиталистическими и коммунистическими странами неизбежным, а мирное сосуществование двух этих блоков невозможным. Столь радикальное убеждение авторы обосновывали ссылками на Маркса и его пассажи про неизбежность мировой революции, а также советской риторикой в отношении капитализма. В то же время сами авторы выходит, что разделяли убеждение, приписываемое ими коммунистам. На основании данного убеждения авторы формулируют три ключевые внешнеполитические задачи США в отношениях с СССР:

1. Уменьшить мощь и влияние Москвы до таких пределов, при которых она больше не будет представлять угрозу миру и стабильности международного сообщества.

Здесь авторы документа указывают, что расширение территориального влияния СССР на страны вдоль границ мало отличимо от империализма царского правительства. Советский союз, согласно документу, навязал своим сателлитам собственную идеологию и с её помощью утвердил гегемонию в Восточной Европе. При этом под угрозой находится и Западная Европа, да и весь остальной мир, так как Москва активно поддерживает компартии по всей планете. Советская же пропаганда заметно преувеличивает и искажает реальное положение дел в коммунистических странах, вселяя в людей ложную уверенность в прогрессивность и верность советской модели развития. Отсюда вытекает вторая задача:

2. Подорвать веру людей в “коммунистический миф”, дискредитировав его.

3. Внести фундаментальные изменения в теорию и практику международных отношений, которых придерживается правительство, находящееся у власти в России.
Здесь в качестве базовых норм, которые по мнению США русские нарушают перечислены: уважение суверенитета, уважение чужой идеологии, свобода международной торговли, свобода передвижения граждан и распространения информации. Естественно, что нормы “ уважение суверенитета, уважение чужой идеологии” не распространялись на коммунистические страны, пока там не пройдут свободные выборы. Ну вы понели.

Эти три крупные задачи рассматриваются в документе для двух принципиально разных ситуаций: состояния мира и войны. Война не является желательной целью описываемой политики, наоброт – риски её необходимо минимизировать. Но так как полностью устранить риски войны нельзя, то США должны быть готовы к эскалации конфликта.

В то же время в документе четко проговаривается, что цели свержения советской власти США ставить не должны, так как эта задача невоенными методами в условиях железного занавеса не решаема, а значит будет толкать к военному решению проблемы. В то же время альтернативные силы, даже прозападные, могут в конце концов оказаться не лучше коммунистов (буквально завязка сюжета Red Alert 2). Что же предлагал документ?

В мирное время для решения задачи снижения советского влияния США должны всеми возможными невоенными методами вносить раскол в отношения внутри советского блока, поощрять правительства поддерживать контакты с западом и вести самостоятельную политику без оглядки на Москву. Одним из возможных методов осуществления такого влияния является продвижение плана Маршалла и других инициатив по кредитованию реконструкции Европы. Пример Югославии, возмутившейся требованию Москвы отказаться от участия в плане Маршалла, позволял авторам документа надеяться, что и другие страны советского блока могут рано или поздно начать сопротивляться диктату Москвы.

При этом в документе несколько раз прямо проговаривается, что США не видит ни возможности, ни, что важнее, целесообразности в расколе СССР. Единственная задача, поставленная авторами документа – это обеспечение предоставления большей политической свободы прибалтийским народам в рамках СССР. Для остальных же народов Союза, как не имевших опыта успешного построения современной государственности, американские планировщики посчитали за благо остаться на попечении русских в составе их государства. Вообще, исходя из текста документа очевидно, что американцы считали деление СССР на республики фикцией и воспринимали государство, как монолитное, управляемое напрямую партией из Москвы. И это убеждение будет потом еще не раз повторяться в прочих документах.

Вторая задача, формулируется как “должен быть основательно разоблачен миф, который заставляет миллионы людей в странах, удаленных от Советских границ, смотреть на Москву, как на выдающийся источник надежды человечества на улучшение, а следы воздействия этого мифа должны быть полностью ликвидированы.” Мощно же, да?

В этом разделе авторы рассуждают, что так как коммунизм это внутренняя угроза для стабильности стран запада, то и решать её нужно комплексно: решать основные социальные проблемы, чтобы выбить поддержку низами разного рода радикалов; ограничить деятельность коммунистических агитаторов; распространять информацию, порочащую коммунистов и коммунизм. Несложно заметить, что эти тезисы вцелом были с разной степенью успешности реализованы странами запада: послевоенный экономический подъем, охота на ведьм и радио [Роскомнадзор].

Выполнение третьей задачи по навязыванию СССР более приемлемых для запада норм внешней политики, рассматривается в документе невозможным без выполнения первых двух задач. Только в случае ослабления советского влияния в мире правительство СССР может пойти на уступки, а потому политика в отношении СССР должна быть долгосрочной, не подверженной колебаниям. Только в этом случае по мысли авторов можно будет дождаться смены поколений в элитах СССР, что должно было привести хотя бы к частичной либерализации режима. И ведь не скажешь, что не правы были.

Но, на самом деле это скучная часть документа. Потому что далее начинается фантазирование на тему “а что если война все таки начнется?”. И там много чего интересного и, наверное, удивительного для отечественного читателя.

Сходу, авторы признают совершенно немыслимой задачу оккупации СССР из-за колоссальных размеров страны и опыта партизанской деятельности у советского народа. Из этого вытекает неприятный для американцев вывод – создать на всей территории СССР коллаборационистское правительство едва ли возможно, а следовательно целью после победы будет максимальное ослабление советского государства для выполнения всех обозначенных ранее трех задач.

Военное поражение СССР должно будет, по мысли авторов, повлечь за собой падение коммунистических режимов в странах-сателлитах, так как держатся они во многом на влиянии Москвы. Ключевой целью США будет поддержка в этих странах демократических преобразований. В случае с СССР реалистичной целью во внутренней политике обозначена хотя бы либерализация режима с обеспечением больших прав и свобод граждан. Полная ликвидация коммунистической партии признается в текущих условиях невозможной. Но поражение подорвет ее влияние на международной арене и развеет миф о прогрессивности коммунизма, таким образом будет выполнена и вторая задача.

Куда интереснее, что для ограничения советских возможностей по восстановлению мощи и принуждению к следованию американскому видению международной политики, США должны были навязать договор, “вдохновленный” Брест-Литовским. Причем далее авторы описывают этот потенциальный договор так, что не остается сомнения – перед нами новый Версаль: разоружение, демилитаризация, репарации и санкции в случае нарушения. Причем даже если к власти в СССР придут некоммунистические силы, то авторы документа предлагают точно так же наказать их, считая, что Россия при любых властях будет вести экспансионистскую политику.

Еще раз обращу внимание – американские планировщики даже не рассматривали возможность распада СССР. Перспектива создания кучи государств на месте Союза их не радовала, так как по их мнению это привело бы лишь к увеличению нестабильности. И США в этом случае могут увязнуть в русской политике. В документе несколько раз повторяется, что США ни в коем случае не должны никаким образом брать на себя любые обязательства перед любыми внутрироссийским силами, оставаясь внешней силой.

Что же можно сказать о документе в целом? С одной стороны, он довольно точно предсказал основные направления политики США на следующие годы. С другой, степень понимания авторами мотивов советской стороны и внутрисоветских реалий не очень высокие. Но надо отдать должное, что авторы честно в этом признаются: “политические процессы в России странные и загадочные. В них нет ничего простого, и ничего не гарантировано. Очень редко, если вообще когда-нибудь, белое четко отличается от черного.” Тем не менее даже с такими вводными авторы смогли создать стройную концепцию конфронтационной политики в отношении СССР. Альтернативу конфронтации документ не предлагает, что разительно отличает его от Фултонской речи. В документе легко угадывается общий тренд политики США в Холодную войну. Хотя он и не был утвержден, как национальная стратегия, но его выводы были включены в состав материалов совбеза и позже будут развиты в других документах. Вот такой он реальный “план Даллеса”, не план и не Даллеса, да и вообще не про то.

Документ на русском: https://rusidea.org/37003
Ориг на английском: https://archive.org/details/NSC201-USObjectivesWithRe..
Краткая выжимка: https://history.state.gov/historicaldocuments/frus194..
#Герасименко@catx2

Добавить комментарий