Политика в Риме всегда была делом элитарным

0

Политика в Риме всегда была делом элитарным. Правда, виной всему не какие-то сословные ограничения – они были разрушены 3 веке до н.э., а имущественный ценз. Политическая карьера в Римской республике была дорогим удовольствием: деньги нужны были и на избирательную кампанию, и на исполнение обязанностей магистрата – это были должности на общественных началах, без зарплаты и с необходимостью тратить свои деньги на разные задумки. Так что без больших денег путь в политику был закрыт.

Во времена империи параллельно лестнице выборных должностей начала строиться система императорского двора. Сюда попасть с улицы тоже было нельзя – со времен Веспасиана костяк её составляли всадники. Но зато она предлагала альтернативный путь на самые вершины власти: через лояльность императору и исполнительность. В конце, если повезёт, чиновника двора могло ждать почётное сенаторство, хотя можно было и без этого – подчас императорские чиновники имели власти больше, чем любой сенатор. И опять же, попасть на этот карьерный трек можно было тоже только имея значительное число денежных средств, так как статус всадника определялся именно по ним.

Но если в Риме человеку не имеющему сенаторского или всаднического цензового статуса, соваться в политику не стоило, то вот в муниципиях было попроще. Все достаточно богатые граждане стремились в центр мироздания Рим, а потому в борьбу за местные магистратуры можно было вступить имея куда меньше денег. Элиты муниципиев, не дотягивающие по богатству до всадничества, назывались куриалами. Именно на их плечах держалось местное самоуправление по всей Республике, а позже и Империи.

И хотя куриалы имели чуть более низкий ценз – всего 100 000 сестерциев, что в 4 раза меньше ценза всадников, но это всё равно было чертовски много. Средний годовой доход населения империи оценивался всего в 480 сестерциев. Немудрено, что элиты империи представляли собой довольно узкую группу в примерно 300-400 тысяч человек из 50-миллионов общего населения. Чтобы войти в политический класс Рима требовалось нескольким поколениям семьи пахать как не в себя, чтобы получить шанс стать куриалом и закрепиться на самой низкой ступени политической лестницы. А дальше нужны были еще больше труда и вагон удачи. Естественно, что чем выше на лестнице ты находишься – тем проще: на тебя работают не только твои деньги, но и накопленный авторитет. Поэтому ворваться из куриалов во всадники, а из всадников в сенаторы было задачей всегда сложной.

И вот казалось бы, система совершенно непроницаема для простых людей. И да, так и было во времена Республики. Но вот при империи появился еще один мощный социальный лифт, порог входа в который был крайне низкий и ворваться на самые вершины власти можно было за жизнь одного человека. Этой лестницей в небо была армия. Её роль в гражданской жизни империи была радикально иной, нежели при Республике.

Самым очевидным способом добиться карьерного роста в римском легионе – было проявлять себя дисциплинированным и эффективным бойцом на поле боя с задатками командира. Именно из таких солдат формировался костяк младшего офицерского корпуса легиона. Старшие офицеры в 1 веке н.э. в основном были выходцами из сенаторов и всадничества. Но, в отличии от времен Республики успешная военная карьера теперь была не столь хорошим подспорьем для успешной политической карьеры. Строить политическую карьеру куда безопаснее, там хоть и иногда убивают, но рисков все же сильно меньше.

Поэтому уже во 2 веке н.э. всадники и сенаторы в основном занимали должности командиров легионов, тогда как весь прочий старший офицерский состав состоял из бывших солдат. Подчас именно они осуществляли фактическое командование, в то время как официальный командующий формировал общую стратегию кампании. Поэтому к 3 веку н.э. их начнут уже официально назначат командирами легионов, что позволяло при выходе на пенсию стать уважаемым всадником или даже сенатором. Чего уж говорить, если в том же 3 веке н.э. полуварвар с окраины империи Максимин Фракиец стал императором, первым из “солдатских”, но не последним.

Описанный выше путь можно назвать прямым. Но был и альтернативный, требующий немного иных качеств от легионера. В каждой римской провинции находились воинские контингенты, которые плотно участвовали в жизни провинций. Именно на легионах лежала задача непосредственного обеспечения как внешней (отражение нападений извне), так и внутренней безопасности (борьба с бандитами и прочими антигосударственными элементами). Кроме того, являясь крупным потребителем широкой номенклатуры товаров легионы вынуждены были создавать обширные сети поставок и хранения припасов. И для координации всей этой деятельности было обычной практикой направлять несколько легионеров в подчинение местному наместнику.

Эти легионеры выступали не только связующим звеном между легионом и гражданской администрацией, но и специальными порученцами. Спектр возможных и функций был широк: связной с легионом, тайный агент, курьер для особо важных посланий, “наемный убийца”, советник по военным вопросам, логист и т.д. Можно заметить, что в значительной части задач от легионера требовалось обладать сообразительностью и определенным чувством политики. Хорошо проявив себя, такой легионер, мог быть запрошен наместником на постоянную должность в штат, а дальше следуя за своим патроном можно было попасть и в высшую лигу – в Рим. Правда из-за специфики работы можно было и раньше времени расстаться с жизнью, но все же шансы на успех были заметные.

Стоит отметить, что по понятным причинам (должностей, позволявших резкий карьерный скачок, было в сотни раз меньше, чем самих легионеров) лишь немногие могли успешно воспользоваться армией, как карьерным трамплином. Тем не менее легионы обеспечивали постоянный подпитку правящего класса государства новыми людьми. И к 4 веку н.э. случится доселе немыслимое – именно выходцы из легионов плотно оккупируют имперский олимп, оттеснив сенаторов на периферию политической жизни.

Но даже если легионер честно отслужив положенный срок не умудрялся пробиться во властные коридоры, то армия все равно давала ему неплохие шансы на гражданке жить чуть лучше, чем прочие. И речь не о денежной выплате, которая выдавалась легионеру при увольнении (она заменяла собой выделение земли), а о положении ветерана в обществе. Человек с военным опытом на гражданке оказывался востребованным кадром. Ветеранов в муниципиях нередко привлекали в органы местного самоуправления, так как они куда лучше могли найти язык с действующими легионерами, расквартированными в регионе. Кроме того и военный опыт мог быть востребован в случае активности бандитов. Такие ветераны сами по себе имели часто более высокий социальный статус, нежели простые фермеры или горожане.

Добавить комментарий