Рассказ про Мориса Хиллемана — самого успешного создателя вакцин в истории. Часть 3

0

В 1971 году Хиллеман создал вакцину MMR, защищающую сразу от трех болезней — кори, краснухи, и паротита. А также это единственная в мире вакцина, способная вызвать аутизм у некоторых пользователей инстаграма. Эта часть посвящена вирусу кори. Про краснуху и паротит — в следующей заметке.

Что за болезни такие, зачем от них вообще прививать? Для современного человека названия этих детских болезней звучат смешно и безобидно. Мне кажется, стоило бы придумать им новые имена. Корь — не страшно, как насчёт детского спида? Представьте диалог двух мамочек на детской площадке:
«Вы своих малышей прививали от детского спида?» — «Нет, вы знаете, мы решили, что естественный иммунитет лучше, пусть принесут этот спид из садика и переболеют».

Корь — вирусная респираторная инфекция, чемпион по заразности. Любой вирус мечтает заиметь такую способность заражать людей.
Пример — 2005 год, штат Индиана, США. Непривитая девушка вернулась из Румынии, куда ездила с миссионерской миссией. В детском приюте подхватила корь. При возвращении почувствовала недомогание, но всё равно пошла на церковный пикник.
Всего там тусило 500 человек.
Из них 50 человек не были привиты от кори, и 16 подхватили болезнь (32%).
(из привитых заразились двое — 0,4%). И это на открытом воздухе! (среди живущих в одном помещении больной заражает 9 из 10 человек)

После того, как один ребёнок загремел в больницу, власти объявили о вспышке, всех контактировавших посадили на домашний карантин. Эпидемии не случилось — в то время процент вакцинированных в штате был высок. Всего подтвердили корь у 34 человек, трое побывали в больнице, никто не умер. Звучит не страшно, чего все переполошились? Какой ещё детский спид?

Проблема в том, что до начала массовой вакцинации от кори в мире умирало по миллиону человек в год (если брать в среднем по годам), в основном дети.
Крупные эпидемии происходили каждые 2-3 года — подрастают новые детки, вот вам обязательный квест — переболеть корью.
Если ваш народ живёт на отдельном острове, то эпидемии будут редкими — но от этого ещё более катастрофическими, т.к. во время вспышки переболеют все, включая взрослых.

У большинства корь пройдёт без последствий — лихорадка, сыпь, выздоровление.
Но у 1-6% заражённых разовьётся пневмония.
Дело в том, что вирус кори обладает ещё одним завидным качеством для вирусов — он использует для распространения клетки иммунной системы человека.
Тот, кто нам мешает, тот нам поможет!

Человека заразили, вирус поселился в лёгких. Первыми прибежали макрофаги, съели поражённые клетки, умерли сами. Считай, победа — вируса больше в лёгких нет.
Тут на расследования инцидента из костного мозга приезжает следственная группа: В- и Т-лимфоциты (опера и омоновцы), плюс дендритные клетки (криминалисты).
И тут вирус проникает в клетки следственной группы и заставляет их работать на него!
Настоящая перевербовка агентов. Вирус кори начинает размножаться внутри иммунных клеток.

А они путешествуют с лимфой и приносят вирус во все органы.
В том числе снова в лёгкие, только теперь под видом своих. Лёгкие поражены. Человек начинает кашлять и распространять вирус дальше.

А со вторжением приходится бороться оставшимся в штабе нормальным иммунным клеткам. В итоге положительные герои побеждают предателей и убивают сам вирус. Но иммунитет организма падает, на несколько месяцев ребёнок остаётся уязвимым для инфекций. И привет, бактериальная пневмония, с которой организму бороться нечем.
Также иногда вирус проникает в мозг — тогда больной получает коревый энцефалит (1-4 случая на 1000 заболевших. Из них 10-15% умрут, 25% получат пожизненные неврологические повреждения).

В целом в развитых странах летальность кори составляет 1-3 случая на тысячу заражённых
(мы сейчас всё сравниваем с ковидом, получается наш коронавирус-то пострашнее будет? Он убивает в среднем 20 человек на тысячу.
И да, и нет. Вспомните о невероятной заразности кори — отсидеться не получалось ни у кого, отсюда большие цифры по смертности. А в бедных странах и летальность кори выше)

Впрочем, если в благословенном 19 веке из каждой тысячи детей целых 400 не доживали до пятилетнего возраста, кто там заметит эти 1-3 смерти от кори?

А я возвращаюсь в 60-е годы 20 века, в развитых странах детскую смертность опустили насколько могли. В США — она составляла 3% (30 смертей на тысячу). Это уже большой прогресс по сравнению с началом века. Самые страшные детские болезни уже побеждены. Время добивать оставшиеся.

Как и с полиомелитом, Хиллеман был не первый, кто сделал вакцину от кори. В 1960 году ослабленный штамм получил Джон Эндерс (нобелевский лауреат, ранее его наградили за технологию размножения вируса полиомиелита в культуре клеток).
Вакцину Эндерса на основе живого вируса сначала испытали на умственно отсталых детях из американских интернатов плюс на школьниках из Нигерии.
Звучит жестоко!
На деле детей из интерната выбрали, потому что это группа риска — такие дети сильнее всех страдают от вспышек кори.
А в Африке смертность от кори была выше, чем в странах первого мира.
На испытания в Нигерию вакцину выпросил британский доктор, который лечил детей и отчаянно искал способ снизить смертность. И сначала он дал вакцину своим собственным детям.

В 1963 вакцину от кори разрешили к использованию в США. За производство взялись две компании, Пфайзер и Мерк (в которой работал Хиллеман).
Проблема была в том, что живая аттенуированная вакцина оказалась хреновой. Во-первых, она вызывала сыпь, так же как и дикий вирус кори.
Во-вторых, у некоторых детей последствием была лихорадка с высокой температурой и судорогами. Чтобы снизить побочные эффекты, приходилось вместе с инъекцией вакцины вводить ещё и иммуноглобулин.
А инактивированная вакцина не вызывала таких побочек, но формировала только краткосрочный иммунитет.

Хиллеман взялся за доработку штамма, через пересеивание на куриных эмбрионах. К 1968 году новая версия живой вакцины была разработана и испытана. Теперь она была гораздо мягче, но по-прежнему вызывала хороший имунный ответ (и не нужно колоть иммуноглобулин). В дальнейшем все производители вакцины в США перешли на вариант Хиллемана.

Поголовная вакцинация привела к радикальному снижению смертельных случаев. Но вспышки продолжались, даже среди привитых детей — выяснилось, что однократной прививки недостаточно, со временем иммунитет ослабевает. В итоге пришли к современной схеме с двумя дозами — в 1 год и в 6 лет. Этих двух прививок хватает на всю жизнь. В развитых странах корь была побеждена ещё в 20 веке. В наше время ВОЗ взялась за искоренение вируса в бедных странах, в результате число смертей в мире снизилось, с полумиллиона (в 2000 году) до ста тысяч в год.

Победа? Радоваться рановато. Корь настолько заразна, что для коллективного иммунитета нужен охват прививками в 95%. А у нас под боком Украина, где с 2014 процент вакцинирования детей от кори падал ниже 50%. Не знаю, зрада это или перемога. Возможно, прививки у людей ассоциируются с советским наследием, а с ним сейчас нужно бороться. Вот украинские мамочки и вносят свой вклад. Современные вспышки кори в Европе часто связаны с приездом гостей с Украины.

В России ситуация получше, но уже 20% молодых матерей не имеют иммунитета к кори (т.е. не делали прививок в детстве).
Нормальная ситуация: ребёнок у привитой матери в первый год жизни защищён антителами матери из грудного молока. Дальше в 12 месяцев ему сделают прививку — получается надёжная защита.
Ненормальная ситуация: у антипрививочников на вакцинацию годовалых детей рассчитывать не приходится. Так ещё и младенцев материнское молоко нифига не защищает!

Получаем бомбу замедленного действия и готовый полигон для вспышек вируса. Как помните из примера про церковный пикник, корь не пропускает никого — рано или поздно все антипрививочники переболеют. И у них разовьётся долгожданный естественный иммунитет. А сопутствующие потери от иммуносупрессии, пневмонии и коревого энцефалита — что поделать, это естественный ход вещей, бог дал, бог и взял.
Под раздачу попадёт и некоторый процент привитых людей (вакцина не даёт 100% эффективности). Плюс те, кому нельзя прививаться по медицинским показаниям — в основном это люди с убитым иммунитетом из-за тяжелой болезни или химиотерапии.

Итоговая ситуация: в 21 веке ситуация в бедных странах Африки стала лучше за 20 лет. А в развитых странах — хуже.
Сейчас мало осталось людей, кто застал эпидемии кори прошлого века.
Нашему поколению похоже ещё предстоит познакомиться с этой болезнью поближе.

В следующей части: про краснуху, убийцу младенцев в утробе.
И про болезнь со смешным названием свинка (правда, у кого от неё атрофировались яички, тому не очень смешно).

Берегите себя и делайте прививки.

Добавить комментарий