Помнится, я писал заметочку про римскую доблесть (виртус) и пояснял, насколько высоко латины еë котировали. Фактически, это был основной параметр в жизни любого уважающего себя римлянина, который тот прокачивал всю жизнь. Иногда даже ценой самой жизни. Главное, чтобы Республика признала заслуги своих сынов, остальное не важно. Для нас, в век гипериндивидуализма, это выглядит диковато и контринтуитивно. Поэтому и с пониманием тогдашних деятелей бывают проблемы. Но не виртусом единым. Ещë большая пропасть непонимания у нас с латинами по другому вопросу.

Удача.

Мы все — люди христианской культуры. Со всеми этими первородными грехами, страшными судами, посмертными воздаяниями и прочим подобным реквизитом. Центральной мыслью христианства как идеи является справедливость. Тоесть чеб не творилось, Он за всем бдит, и в итоге потом раздаст всем сестрам по серьгам. Вы можете че угодно делать, но это — исходный код, который из себя практически невозможно выкорчевать, да и не нужно это. Просто вот такие мы, че поделать.

С этой точки зрения удачи вообще нет. Более того, христианство прямо еë порицает, считая упование на фарт желанием хакнуть систему и получить всë на халяву. Нечего тут ставки на спорт делать, пашите и воздастся вам.

А у римлян (да и почти у всего античного мира) всë наоборот. Удача материальна, она не просто есть, она — один из основных параметров персонажа. Есть даже специальная богиня Фортуна, которой нужно заносить долю малую, чтоб потом успешно кидать кубики. Римляне к этому очень серьезно относятся, храмов Фортуны и еë аналогам понастроили десятки тысяч, а небольшой алтарь был почти в каждом доме. Более того, уже в Империи она входит в культ императора как Fortuna Augusta. По значимости выше неë разве что Юпитер и Марс, а по популярности она первая среди богов.

Удача убивает идею предопределенности, очень характерную для тех же христиан. Высшая справедливость отсутствует, наверху творятся всякие стихийные процессы, а никакого великого замысла нет и быть не может. Личная удача каждого римлянина помогает ему, ведет его по жизненному пути, но ничего не гарантируют. Боги покровительствуют в начинаниях, но они же могут превратиться в силы антогонизма и всë уничтожить по своей прихоти, причем вообще без каких-либо видимых причин, просто им так захотелось. Великий завоеватель выпил винца на пиру и помер? Ну, щито поделать, бывает.

А теперь сдедите за руками. Нет предопределенности и справедливости. А значит что? Нет и жалости, как явления. Человеку, которому везет по жизни — повезло и с расположением богов. Он изначально был на хорошем счету, и в процессе жизни это расположение не просрал. А значит ему не за что испытывать стыд перед теми, кому не повезло. И наоборот. Человеку, у которого вся жизнь суть череда неудач — не на что жаловаться, перед ним никто не виноват, и никто ему ничего не должен по этой причине. Более того, удачливые люди самим фактом своей удачливости показывают, что живут правильно, а лузеры наоборот, сами виноваты во всех своих бедах, и так им и надо. Если жизнь их хлестает селедкой по лицу, значит есть зачем.

Поэтому, говоря про античку, нельзя забывать один простой факт. Это было общество, где никому никого не жалко, в этом плане — полная противоположность христианской морали. Не зряж при переходе к христианству Фортуну записали в бесы, прозвали Молохом и прокляли. Подумайте об этом, когда в следующий раз испытаете сочувствие к тем, кого жизнь потрепала, или воспылаете праведным гневом от несправедливости мироздания. Латины бы над этим только посмеялись, хехе.

На пикчах слева у нас Фортуна, богиня Удачи, а справа — Фемида, богиня Правосудия. И внешнее сходство тут не случайно.

Добавить комментарий