А вот и финальный босс уровня, Гай Юлий Цезарь Октавиан Август. Если по практически всем остальным римским магистратам я могу бесконечно зубоскалить на тему “где он и где Салат”, то с Августом все наоборот. Они очень разные, но оба из высшей лиги и стоят друг друга. Более того, скажу страшное: если их сравнивать лоб в лоб, по голым ТТХ, то Салат ещё и проиграет, не в сухую, канешн, но ощутимо. Поэтому я тут вместо сравнительного жизнеописания распишу, чому Август лично мне не симпатичен и лежит в чулане, а не стоит на постаменте.

Про то, откуда вообще выполз Гай Октавий Фурин и как стал Октавианом Августом, я недавно писал. Собственно, отсюда всё и растет: человек вырос в эпоху начала гражданских войн, под цезарианской звездой. И с пониманием, что если Юлий проиграет, то ему и его семейству не то чтобы пиздец, но близко. Тоесть Август с раннего детства вовлечен в политическую мясорубку тогдашней Республики, отчего, как мне кажется, заимел определенную психологическую травму. Юлий, крч, долго раскачивался, прожил большую жизнь, попутешествовал, поработал в низах, пошестерил, и только после сорока годиков резко идет в рост и начинает творить всякую эпичную гурятину. Это вообще вполне в римской традиции, там патриархи кланов, консулы, императоры и вся подобная публика – это от 40 годиков и выше, серьезные, пожившие дядьки. А до сорока ты ещё зумер ебаный, рановато тебе во власть, иди эдилом побудь, квестором, поработай, порешай вопросики, покажи чего стоишь, а потом уже заявляйся. Октавиан в двадцать лет входит во Второй Триумвират и устраивает проскрипции. Тоесть то что Сулла натворил в шестьдесят, он творит в двадцать, да и далее это будет постоянно себя показывать, пиздюшество нашего Октавиана, его смешное ханжество, его постоянные тактические ошибки и щелчки по носу. Но при этом чувствуется, что Октавиан понимает – у него впереди почти Вечность, а вот окружающие его деды-пердеды лет на 20-30 постарше, они уже доживают. Гражданская война закончилась в 30г до н.э, Октавиану тогда было 33 года, а Антонию – 53.

Возможно, уместно сравнить Октавиана с Алекандром, тот тоже молодой совсем, в 32 уже умер, всё что треба завоевав. И есть такой устоявшийся образ Сашки как этакого Лунтика, который с тех же персов дичайше угорел, и тут же весь генералитет переженил на парфянках. Бродил по пустыням как долбоеб чисто ради лулзов и личной славы. В Индию вломился там, “Гордиев Узел” разрубил. Крч, нормальный такой, психологически здоровый и полный жизни пездюк, которому папашка оставил богатое наследство и хорошенько натаскал о том, как жизнь устроена. И Сашка пошел гнуть сначала греков, а потом персов, подвигов насовершал, назавоевывал пиздец сколько всего, бесконечное количество Александрий понастроил везде, а потом чет взял и помер такой, как и положено подобным личностям. Всё было, крч, по угару, по молодости и по хардкору.

А чего Октавиан? А Октавиан, собственно, должен был умереть ещё в 44г до н.э, сразу за Цезарем, или, во всяком случае, потерять всё. Жизнь его не баловала, а я бы даж сказал, что нещадно пиздила, выдав на руку такой расклад, что с ним только в петельку можно было залезать. Но Октавиан умирать отказывается, раз за разом, он всё больше и больше звереет и к своему 33 году у него за спиной такой шлейф крови, говна, боли, слез и предательств, что прост мрак. На пяток жизней хватит, я полагаю. Но его при этом нихуя не жалко, томушта большую часть всего этого он щедро дарил окружающим. Милостивый и мудрый бог-император это будет сильно потом, лет через сорок, а в молодости это было пиздец какое чудовище, которое могло спокойно сказать “не мы такие а жизнь такая”, а потом приказать отрезать вам язык и прихуячить его к дверям Капитория. Октавиан не вызывает ни жалости, ни сочувствия – это этакий демон, выращенный и воспитанный самой гражданской войной, от которого хочется держаться подальше. Даже тот ещё распиздяй и долбоеб Антоний и то как-то посимпатичнее будет.

В общем, это я к тому, что да, он прожил гигантскую жизнь, учитывая сколько в ней всего произошло, и он сделал главное – утопил огонь гражданской войны в крови и реанимировал государство. И именно такой человек был нужен там, наверху. Слишком человечный человек Юлий – не подходил, он гражданские войны начал, но смотрел на них как на инструмент и не более того. А вот выросший в них Октавиан да, это то что надо. Это, знаете, как у вас на руке уже гангрена начинается, и вы мозгом понимаете что надо ампутировать чтоб выжить. И, отворачиваясь в сторону, говорите: “отрезай нахуй”. А потом, когда культя заживет, радуетесь что живы, и признаете что доктор все правильно сделал. Но испытывать теплые чувства к моменту окончательного решения республиканского вопроса мне таки тяжеловато, хотя и я признаю его необходимость. А поэтому и решатель это вопроса Октавиан, объективно самый кровавый человек своего и так не особо гуманного поколения – лежит у меня не в кумирах а в сундучке под кроватью, под замочком. Я иногда туда заглядываю, ужасаюсь и закрываю его нахуй. А крушение Республики мне нравится воспринимать как “Цезарь сделал всю предварительную работу, словил ножей в Сенате, а потом вжух, проматываем пятнадцать лет и вуаля, имперка, легиончики, мудрый постаревший Октавиан, вся хурма”.

Добавить комментарий