Следующий наш кандидат на потеснить Салата – это Гней Помпей Магн. Тут уже ближе, завоевательные походы у него красивые, канешн. Да и политически он хорошо выступил, хоть и бился как сельдь на разделочном столе. Но учитывая, что у меня весь топ забит проигравшими, то чому бы и нет – мог бы попасть. Особенно мне нравки его многоходовочка в начале шестидесятых, когда он выступал вроде бы как креатура Метеллов, а потом резко кидает их и идет ва-банк, подгребая под себя сначала войну с пиратами, а потом войну на Востоке. Где быстро, в течении четырех лет, показывает, что такое римский магистрат с высшим империумом, не ограниченный Римом в своих завоеваниях. Он завоевывает просто вообще всё до чего дотягивается, как ребенок, дорвавшийся до сладкого и, пока никто не мешает, хавающий всё подряд с мыслью “а легализовывать мы это будем потом”, хехе. Рим, можно сказать, оставлял все эти восточные царства “про запас”, чтоб потихоньку, дозировано, скармливать их своим полководцам, а тут Помпей влетает с двух ног и просто сжирает всё что припасено, оставляя независимыми Египет и Парфию, слишком большие чтоб сожрать их в один присест.

В целом он мне более чем симпатичен, но есть несколько НО:
1. Помпей ещё более системный, чем Сулла в политическом плане. Его программа это “бля, буду императором”. По сути дела он даже до Суллы не дотягивает, и тормозит гдет на уровне раннего Мария. Проблема Гнея в том, что он даже не пытался замахнуться на какой-то глобальный передел, и еслиб он победил, то не изменилось бы, в принципе, ничего. Получил бы свои пару лет славы, потом его бы потеснили и всё. Хотя, с другой стороны, есть мнение, что это был мы мягкий переход к принципату, подольше, но без ужасных гражданских войн. Я с этим согласен, но мелковато загребает наш Помпей, не впечатляет такая половинчатость.
2. В военном плане Помпей, несмотря на все масштабы его завоеваний, просто не мог их, собственно, не завоевать. Ну просто потомушта он опытный оператор римской военной машины, а она достаточно интуитивна и там и ребенок справится. Тоесть он не новатор, не архитектор, он просто Великий. Просто берет количеством и качеством. Что он завоевал? Ну, в Гражданскую войну повоевал за Суллу, даж триумф получил, но на второстепенном театре. Был хорош, но не чрезмерно. В Испанской войне он был вторым номером, причем там впервые в жизни схлестнулся с Серторием, реально опасным и куда более опытным противником, и эпично ему проебал, чудом оставшись в живых. Потом, канешн, войну они затащили, мобилизовав какое-то безумное количество войск для этого. А потом пираты. Тут есть мнение, что пиратство крышевали в самом Риме, и как раз в момент прихода Помпея эта крыша обвалилась, и ему дали “добро” на зачистку всего и вся без судов и следствий. Отсюда и такой контраст. До Помпея пиратами тож занимались, но там вечно поводок одергивали сверху, чтоб занимались, но не увлекались. А тут, значит, стало “можно” и Помпей их всех перехуярил. Хорошо перехуярил, мне нравки, но тут нет чуда. Чуда нет и в его восточных походах, о чем я уже выше говорил. Помпей сорвался с цепи и сожрал то что Республикой было припасено “на Новый Год” и задавил своей массой пехоты всех соседушек, не оставив им ни шанса. Как говорил Цезарь, после того как за 40 дней раскатал Фарнака, “легко было Помпею прослыть Великим, побеждая этих людей, которые не умеют воевать”. Салат ролфит и зубоскалит, но не без доли истины: равных врагов а Востоке у Республики не было, Помпей играл в одни ворота.
3. Ну и наконец последнее. Как бы это помягче сказать… он проиграл. Он проиграл и как полководец, когда его на Фарсале тот же Салат раскатал в блин, и проиграл как политик, когда его мечты о ламповом принципате тот же Салат раскатал в блин. В конце концов он поперся вместо Азии в Египет, где ему перерезали глотку вместо того чтобы пасть ниц перед Помпеем Магном и влезть на его стороне в гражданскую войну. Помпей – неудачник, увы, увы.

Особенно тут характерно его генеральное сражение с Цезарем. Фарсала – коллективное творчество сенатской партии, где Помпей режиссер а они бродюссеры, и они же ему навязывали как само сражение, так и как оно будет идти. “А вот тут взрывается вертолет”, говорит Катон, “а потом конница Лабиена прорывается по флангу и врубается в тыл Цезаря”. “Да вы ебанутые”, говорит Помпей. “А ты не спорь, тебе рано спорить, ты воюй давай, а то мы полководца сменим и воевать будет Лабиен, а конница все равно пойдет по флангу, томушта мы так решили”, отвечает ему патрицианское сословие. И он воюет, по чужим чертежам, прекрасно понимая, какаяж это всё хуйня, какой смысл. Тоесть в этом плане Фарсала это полный пиздец а Помпей – очень трагический персонаж, однако он сам себя в такие условия загнал, и ктож ему доктор.

Всё это наводит меня на мысли, что нет, рядом с Цезарем постоять Помпей может, а вот даже просто его подвинуть – уже нет. Тем более он не может скинуть Салата оттуда и сказать “Я, Гней Помпей Великий, самый охуенный по версии Александра К. римский магистрат”.

Сорян, Магн, ты пролетаешь вне списка.

Добавить комментарий