Бессердечная физика, 1966

0

Ну чё, котаны, техногенка?

Сап всем!

Давеча Артём Огнев случайно произнёс в каментах заклятие поднятия мертвых, и я восстал из пепла (хз, надолго ли). Вообще, за этот год я успел развестись с женой, устроиться на НПЗ (лучи поноса и ненависти им обоим!) и совершенно отошел от дел авторских – нет ни сил, ни времени. Впрочем, есть у меня для вас одна зажигательная история из далёкого шестьдесят шестого.

Сегодня с нами вновь мой любимый пропан, разнообразия ради – не американский. Давайте же заглянем в резервуарный парк НПЗ в Фейзине, Франция, где помимо привычных цистерн с нефтью и нефтепродуктами стояло восемь резервуаров для хранения сжиженного газа. Им-то и предстоит стать главными героями этой истории.

Ранним утречком четвертого января, примерно в половину седьмого, оператор установки в компании лаборанта и дежурного пожарного попытался взять пробу из резервуара 443. Проба отбиралась через трубку для слива конденсата, каковая перекрывалась двумя последовательно расположенными задвижками. Задвижки, в свою очередь, открывались с помощью специального рычага (ибо голыми руками вентиль такого диаметра хрен провернешь, в этом я лично убедился). Дальше будет минутка физики для чайников; кто учился в школе на пятерки, следующий абзац может спокойно пропустить.

Когда мы закачиваем в емкость газ под давлением, вместе с ним попадает некоторое количество водяного пара. В ёмкости по мере охлаждения газа пар конденсируется и скапливается лужей на дне, после чего его можно слить через упомянутую трубу, однако тут-то и показывает свой звериный оскал бессердечная сука физика. Дело в том, что любой газ при расширении охлаждается тем сильнее, чем больше разница давлений до и после (кто заправлял хоть раз газовую зажигалку, тот в курсе).

Итак, мы оставили наших героев в тот момент, когда они пытались взять пробу через дренажную трубу. По уставу следовало открыть верхнюю задвижку, дабы конденсат стёк в трубку, закрыть верхнюю задвижку и потом открыть нижнюю, сливая конденсат из трубки в дренажный приямок. Потом можно отобрать пробы пропана через специальную трубку малого диаметра. Однако при открытии нижней задвижки выяснилось, что вся эта система перемерзла к херам (напомню, на календаре 4 января) и никакой конденсат, равно как и пропан, наружу вытекать не собираются.

Конечно, можно было бы долго и муторно отогревать задвижки, например, паром, но никто не хотел ебстись со всем этим хозяйством после весело проведенных праздников, так что оператор решил поступить проще: открыть сразу обе задвижки, дабы ледяную пробку вышибло давлением. Способ без сомнения рабочий, сам так делал когда-то. Правда я такую операцию производил с метабовским воздушным компрессором (объём рессивера 20 литров, кран на 1/16 дюйма). Это несколько отличается от резервуара на 1200 кубов с двухдюймового диаметра задвижками. Впрочем, пробку-то действительно вышибло на ура. Проблемы начались на полсекунды позже.

Вслед за ледяной пробкой из дренажной трубки на волю устремился томившийся под давлением в резервуаре пропан. Хлебнув воздуха свободы (и с этим воздухом смешавшись) он резко охладился, обеспечив оператора обморожением руки и наглухо заморозив обе задвижки, из-за чего перекрыть их стало попросту невозможно. Пожарный запустил систему пожаротушения, после чего все трое помчались со всех ног к диспетчерской поднимать тревогу. Машиной они не рискнули воспользоваться, ибо к этому моменту облако воздушно-пропановой смеси могло вспыхнуть от самой незначительной причины. На часах было 06:40.

В 07:15 утекший газ воспламенился. Ещё полчаса спустя у горящей ёмкости вышибло предохранительный клапан и над ней образовался огромный факел пылающего пропана. ЧСХ, это сочли добрым знаком и оставили резервуар в покое, сосредоточившись на охлаждении его соседей – мол, сам спокойно догорит.

Не фартануло. В 08:45 резервуар взорвался, опрокинув ещё один, который, в свою очередь, тоже загорелся и спустя 45 минут взорвался. Пожар пошел распространяться по резервуарному парку, но слава б-гу, обошлось без дальнейших взрывов. Опрокинуло и пробило три ёмкости с газом, сгорело шесть цистерн с нефтепродуктами. С пожаром боролись двое суток.

В результате пожара погибло 18 человек, было ранено 81; почти полторы тысячи домов вокруг НПЗ были повреждены. Взрыв в Фейзине заставил кардинально пересмотреть меры безопасности при хранении и транспортировке сжиженных газов. Такие дела…

P.S. Ну вот, написал про сгоревший НПЗ, и на душе полегчало. Ещё бы некролог на бывшую написать – вообще бы горя не знал)

Добавить комментарий