Поляковские кульбиты в Новосибе, 1954

0

Сап, котаны!

Если вы думаете, что прошлый мой герой отжёг на все деньги, то спешу вас огорчить: его трип на армейском «Хьюи» — просто унылый вечер в провинциальном караоке в сравнении с похождениями героя сегодняшней заметки. Итак, встречайте: Владими-и-и-ир Поляков!

Ранним утром, в июне далёкого пятьдесят четвёртого (точная дата не установлена, указана середина месяца, прим. ред.), в Новосибе готовился к вылету на Москву пассажирский Ил-12. Борт успешно прошёл техподготовку, заправился и стоял у перрона аэровокзала, пока экипаж улаживал последние предполётные формальности. Бортач, воспользовавшись тем, что времени до вылета было навалом, решил заглянуть к своей бывшей (или ещё действующей – точных данных не нашел), с которой он недавно крепко полаялся, благо жила та совсем рядом. И жила, как выяснилось, не одна…

По итогам начавшихся разборок быстро выяснилось, что новый хахаль превосходит старого по параметрам «сила» и «ловкость», так что Полякова просто вышвырнули за дверь. Вернувшись с горящей жопой на еродром, он обнаружил, что самолёт по-прежнему пуст. Накатив спирта из бачка противообледенительной системы, он запустил движки и поднял самолёт в небо, возжелав протаранить квартиру бывшей. Такому аргументу ни она, ни её новый, точно бы не смогли ничего противопоставить.

Учитывая размеры и массу самолёта, целиться можно было бы с погрешностью плюс-минус подъезд, но в душе бывшего военного пилота полыхала ОЧЕНЬ жгучая обида, так что попасть он хотел в КОНКРЕТНОЕ окно КОНКРЕТНОЙ квартиры, каковое, по причине утренней темноты, он никак не мог достоверно идентифицировать. После нескольких безуспешных заходов на цель, он принялся просто выписывать пируэты над городом, то ли в ожидании рассвета и лучшей видимости, то ли просто с целью оттянуться напоследок.

Логично, что маневрирующий между зданиями пассажирский Ил-12 на земле вызвал, мягко говоря, некоторое недоумение вперемешку с недопониманием. На -дцатый вызов по рации, Поляков откликнулся, поведав вышке свои обиды и намерения. Вышка охуела. На уговоры не дурковать и садиться бортач не повёлся, принявшись творить в воздухе такую чкаловщину, какую ни до, ни после него на пассажирских бортах не исполнял никто. Тогда по его душу отправили пару истребителей с задачей “увести от города и сбить”, пока он дров не наломал. Не срослось. Опытный фронтовой пилот, даже бухой, легко догадался, для чего ему выделили такой эскорт, и на предложение отойти за угол пообщаться ответил решительным отказом.

Ситуация сложилась патовая: керосину у Полякова было ещё на несколько часов, сбивать его над городом было нельзя, но и самому ему деваться было некуда. Слабым местом оказался не топляк, а спирт: он кончился, и пилот начал трезветь и осознавать, насколько он попал. В итоге его удалось уговорить прекратить страдать хернёй и посадить ероплан. Там же на аэродроме героя и повязали.

Что роднит нашего ревнивого бортача с Престоном – так это то, что он тоже отделался, можно сказать, лёгким испугом. Хотя по совокупности похождений там вполне корячилась «вышка», его спасло заступничество самого Ильюшина. Полёт Полякова позволил получить такие данные о поведении Ил-12 в экстремальных условиях, каких не могла дать ни одна ВМЕНЯЕМАЯ программа испытаний. Так что к стенке его так и не поставили, и через три (по другим данным – четыре) года он благополучно вышел на свободу. Хэппи-энд.

Добавить комментарий