Ну чё, котаны, техногенка?

Давненько у нас не было аммиачной селитры, не находите? Сейчас исправлю это упущение и расскажу об одном случае, произошедшем в восемьдесят восьмом в Миссури. Как обычно, это будет история о бардаке и неразберихе и о том, что ТБ пишется кровью.

Начиналась она довольно рутинно: ночью 29 ноября в 3:40 в службу 911 Канзас-Сити поступил звонок о пожаре на стройплощадке за городом. Горел пикап, звонил охранник. На заднем плане кто-то бубнил что-то про взрывчатку, но диспетчеры 911 не придали этому должного значения. По адресу отправили пожарную машину с тремя пожарными, дабы те уже на месте выяснили, что к чему.

Прибывший первым на место происшествия расчёт констатировал, что, во-первых, горит не только пикап, а во-вторых, такая удивительная плотность горящей техники на квадратный метр кагбэ намекаэ на поджог. Посему в помощь был вызван второй экипаж, а заодно и копы, дабы проверить версию поджога по горячим (простите за каламбур) следам. В процессе опять прозвучало слово «взрывчатка», но лишь в смысле вероятного инструмента поджога.

Второй расчёт (ещё три человека) прибыл весьма оперативно и принялся помогать в тушении распространявшегося огня, который к тому моменту уже охватил стоявшие на площадке трейлеры. А вот копы опоздали, что их, собственно, и спасло.

Через четверть часа после прибытия второго экипажа рванул первый трейлер, расшвыряв в стороны пожарные машины и мгновенно убив на месте оба расчёта, которых никто не потрудился предупредить о почти десяти тоннах аммиачной селитры внутри. Ещё через сорок минут раздался второй взрыв (второй трейлер, тринадцать тонн), но к тому моменту городские службы уже эвакуировали всех, находившихся поблизости, и выставили оцепление. За ним последовала серия более мелких взрывов, но на фоне случившегося это были уже мелочи.

Дотушив остатки, начали разбираться, почему случилось то, что случилось. Причин насчитали множество, перечислю основные по порядку:

– сторожа на стройке толком не сказали, а диспетчеры 911 толком не уточнили о какой взрывчатке, в каком месте и количестве идет речь;
– на трейлерах отсутствовала какая-либо маркировка об их опасном содержимом (Департамент Транспорта требует маркировки опасного груза лишь при перевозке, но не хранении; требования же NFPA 495 были попросту проигнорированы);
– ERG (справочник по реагированию на чрезвычайные ситуации), актуальный на тот момент, рекомендовал при НАЛИЧИИ взрывчатки на месте пожара оставить попытки тушения и уносить ноги из зоны поражения; к сожалению (см. предыдущий пункт) первым убедительным свидетельством её наличия стал сам взрыв (для сравнения, ERG в современной редакции рекомендует тiкать с городу при ПОДОЗРЕНИИ на наличие взрывчатки);
– вопреки требованиям NFPA 495 местные пожарные службы не были заранее предупреждены о наличии ВВ на объекте.

Большинство описанных багов достаточно оперативно пофиксили, а вот выяснение непосредственной причины возгорания заняло почти десять лет и до сих пор не прояснилось до конца. В 1997 пятерых местных люмпенов упаковали на пожизненное за этот поджог (по версии следствия они сперли какое-то барахло из пикапа и подожгли, чтобы замести следы кражи). Правда, независимая прокурорская проверка выявила многочисленные нарушения в ходе следствия (впрочем, результаты этой проверки замели под ковёр, и пришлось долго судиться за право получить к ним доступ); а журналистское расследование показало, что дело шито белыми нитками, свидетели обвинения ненадёжны, а наиболее вероятные кандидаты в поджигатели – сами охранники на стройке, пытавшиеся провернуть какую-то тухлую схему ради страховки. К настоящему моменту один из подсудимых успел умереть в тюрьме, один вышел, отсидев 22 года (ему удалось отсудить 344 000 баксов), трое всё ещё разглядывают небо в клеточку: власти не спешат с повторным расследованием и пересмотром дела.

Погибшим пожарным недалеко от места взрыва поставлен памятник.

Такие дела…

Добавить комментарий