“Стрела-3” против Эйрбаса, 2003

0

Ну чё, котаны, техногенка?

После заметки про посадку DC-10-10 в Су-Сити невозможно не рассказать про диэйчэлевский A300B4-203F в Багдаде. Тем более, что эти случаи косвенно связаны друг с другом…

В полседьмого вечера 22 ноября 2003 года из Международного аэропорта Багдада вылетел грузовой Airbus A300, принадлежавший компании DHL. Самолёт этот в жизни уже успел насмотреться разного. Впервые в воздух он поднялся в семьдесят девятом, почти пятнадцать лет отпахал пассажирским бортом в Малайзии, потом ещё пять лет – в Америке, после чего достался немцам, которые и переделали его в грузовой. В общем, хотя ледадла и много повидала на своём веку, к ТАКОМУ подвоху жизнь её не подготовила.

Пока интернациональный бельгийско-шотландский экипаж был занят рутинной процедурой набора высоты, на земле расчёт иракских боевиков готовил к пуску «Стрелу-3». Ракета, разработанная в далёком семьдесят четвёртом, успешно догнала лайнер (тоже детище семидесятых) на высоте в две с половиной тысячи метров, попав в заднюю часть левого крыла и пробив левый топливный бак. В результате взрыва и возникшего в его результате пожара самолёт остался без всех трёх гидравлических систем, а экипаж – без рулей высоты, механизации крыла, руля направления и кучи других полезных в хозяйстве вещей, зато с пожаром на борту, быстрой утечкой топлива из левого бака и весьма туманными перспективами на ближайшее будущее. Единственным бонусом по сравнению со знаменитым DC-10-10 было то, что в момент отказа гидравлики руль направления находился в положении «прямо», и самолёт по дефолту хотя бы не выписывал в воздухе замысловатые кренделя.

И снова о великой силе случая. Поскольку на грузовом борту нельзя просто так взять и найти в пассажирском салоне героя в плаще, в роли такового выступил КВС Эрик Женнотт… недавно посетивший семинар по безопасности с участием бывшего капитана Юнайтед Эла Хейнса – да, КВСа того самого рейса 232! Именно опыт той катастрофы восемьдесят девятого года оказался поистине бесценен в сложившейся ситуации.

Итак, применив на практике полученные теоретические знания и приплюсовав к ним свежеприобретенный опыт, экипаж убедился, что при должной сноровке таки может худо-бедно управлять горящим пепелацем при помощи исключительно движков. Правда, в отличие от их предшественников, часики тикали куда громче и назойливей, ибо из пробитого бака вытекало топливо, нарушая центровку и грозя оставить самолёт без левого двигла. Пришлось включить перекачку топлива из правого крыла (и, соответственно, возможность остаться вообще без двигателей; классическая задача двух стульев). Потратив десяток минут на то, чтобы приноровиться к новому способу управления (бортач тем временем вручную выпустил шасси), экипаж начал процедуру экстренной посадки на ВПП 33R… ой, бля, давай лучше на 33L Международного аэропорта Багдада. Через шестнадцать минут после попадания, горящий эйрбас коснулся колёсами ВПП, выкатился за её пределы и, поднимая тучи пыли, помчался по пустыне, смахнув по пути забор из «колючки» (а садился бы на 33R – впилился бы в здание пожарной части), остановившись лишь через километр. Пилоты активировали левый аварийный трап, но его пробило той самой «колючкой». Пришлось эвакуироваться через правый, пока пожарные заливали огонь. В результате инцидента пострадал только самолёт, но его даже смогли отремонтировать и продать. Дальнейшие сведения о его судьбе туманны. Русская педивикия утверждает, что его порезали на металл в 2005, однако я нашел фото 2011 года, на котором наш герой, усталый, порядком облезлый и явно давно уже нелетабельный, печально стоит в аэропорту Багдада.

Добавить комментарий