Строительная спешка в Белмонте, 1978

0

Ну чё, котаны, техногенка?

Сегодня расскажу про случай, который считается самым страшным обрушением строительных конструкций в истории Штатов. Западная Вирджиния, 1978 год. Но начнём, как водится, издалека…

Знаете ли вы, что такое градирня? Вы наверняка в своей жизни видели хоть одну, ибо градирня – непременный спутник практически любой тепловой электростанции. Да, те огромные толстые трубы возле вашей городской ТЭЦ, из которых постоянно валит густой белый дым, – это как раз не трубы, а градирни, и дым над ними – на самом деле пар. Служат они для охлаждения воды, и принцип их работы прост, как мычание: это просто поверхность, на которую разбрызгивается вода. Стекая, вода остывает: частично за счёт теплоотдачи, частично за счёт испарения. Внизу находится бассейн, откуда охладившаяся вода забирается для дальнейшего использования. Даже школьного курса физики достаточно, чтобы догадаться, что чем больше и выше градирня, тем эффективней будет охлаждение (на самом деле всё сложнее, но в рамках рассматриваемого вопроса этот тезис работает). На этом присказку объявляю законченной и перехожу к делу.

Угольная электростанция Pleasants Power Station, расположенная неподалёку от города Белмонт, по проекту состояла из двух блоков по 684 МВт каждый, строительство которых шло параллельно. В числе прочих конструкций строились и две 130-метровые гиперболоидные бетонные градирни. К апрелю семьдесят восьмого первая из них уже была готова, а строительство второй было в самом разгаре. Работы велись в основном с лесов, а поскольку дураков строить леса высотой сто тридцать метров не было, леса использовались подвесные.

Для тех, кто не в теме, необходимые пояснения: нет, это не строительная люлька. Подвесными леса называются потому, что не имеют опоры на грунт. В данном случае они крепились к самой градирне и перемещались вверх по мере её строительства. Таким образом, вместо огромной конструкции запредельного объёма получается относительно узкое кольцо вокруг зоны активного строительства. Наглядно данная система видна на картинке из отчёта. Метод рабочий, подвесные леса используются достаточно широко (ваш покорный слуга сам монтировал их на ХНПЗ году этак в 2013), но дьявол, как известно, кроется в деталях.

Ребята очень торопились закончить работу, и порой халтурили при креплении лесов. Болты крутили пореже, да и сами болты были уже подуставшие. Сама конструкция имела только одну лестницу (помним, что леса у нас наверху и на них ещё надо попасть). В общем, они вышли на весьма неплохие темпы – полтора метра в день, что ВНЕЗАПНО и стало последней соломинкой.

Почему? Потому, что бетон не успевал толком набрать прочность, а на него уже крепились (на соплях, напомню) леса. И вот утречком, 27 апреля 1978 года, на отметке 51 метр, при очередном подъёме бадьи с бетоном, вся эта конструкция посыпалась внутрь градирни, а вместе с ней и слой не успевшего толком схватиться бетона. Всё произошло очень быстро, возможностей добежать до единственной лестницы ни у кого не было. На лесах в тот момент работал 51 человек, погибли все. ДНК-экспертизы тогда ещё не было, так что некоторые тела, извлечённые из-под мешанины из обломков лесов, опалубки, арматуры и кусков свежего бетона, опознавали буквально по содержимому карманов.

Расследование, разумеется, выявило имевшие место нарушения, но до тюремных сроков дело не дошло. Всё закончилось выплатами на общую сумму восемьдесят пять с половиной тысяч баксов. Этот случай послужил причиной пересмотра и ужесточения стандартов в области промышленной безопасности.

Первая очередь станции была сдана в семьдесят девятом, вторая – в восьмидесятом. Она работает и поныне, хотя её собираются выводить из эксплуатации в следующем году. Неподалёку находится небольшой монумент с именами жертв трагедии, установленный по инициативе внука одного из погибших.

Добавить комментарий