“…мы уверяем, что подобного ужасного инцидента более никогда не повторится. Правительство извлекло уроки из происшедшего…”
Министр окружающей среды Японии Юрико Коикэ. 15 октября 2004 года.

Чё, котаны, техногенка?

Все знают про «Юнион карбайд», многие знают про «Маяк», некоторые слышали про «Монсанто», но вот кто из вас слышал про «Тиссо»? Эта «тихая» техногенка не особо сейчас известна, а зря. История очень поучительная.

Японцы упоролись по экологии ещё в те времена, когда папа Греты ещё в подгузники ссался. Кто бывал в Японии, тот в курсе. Ухоженные парки, лес кругом, ни срача, ни свалок, тотальная переработка мусора – благодать, любо-дорого посмотреть. Но благодать эта – следствие жесткого и тяжелого опыта, и принцип «Берегите природу, вашу мать! » японцами выстрадан сполна. До 1967 года в Японии не существовало законов, которые бы препятствовали загрязнению среды. И появились они не на пустом месте.

Так что сегодня, котаны, будет прохладная про обратную сторону японского экономического чуда. Место действия – деревушка Минамата, время – десятые-пятидесятые годы двадцатого века.

Ещё в далеком 1906 году некто Дзюн Ногути, молодой выпускник Токийского университета, подыскивая местечко для строительства карбидного завода, обратил внимание на мелкий рыбацкий посёлок Минамата. Почему на него? А потому, что чем беднее и глуше деревня, тем дешевле и бесправней рабочая сила. Деревня за предложение ухватилась обеими руками, томушта вариантов не сдохнуть с голоду у них было не сказать, чтобы много: море, панель, завод.

Завод заработал в девятьсот восьмом и взял хороший старт. В 1921 начали производить аммоний (в заливе начала дохнуть рыба), в 1932 приступили к выпуску ацетальдегида (к говнам, сливаемым в залив, добавилась ртуть), в 1944 Ногути умер богатым уважаемым человеком, так и не увидев, как через год Советы выебут Квантунскую армию, над Хиросимой и Нагасаки вырастут грибы, и Япония окончательно сольёт катку. Но беды Минамата были впереди.

Сначала взбесились кошки. Они дико визжали, стрелой носились по улицам, с размаха налетали на дома и людей, а затем кидались к морю, прыгали в волны и тонули. Потом к челленджу подключились птицы. Потом рыба. Потом люди. Судороги, слабость, боль, смерть.

В начале 1956 года «кошачья пляска» приняла характер эпидемии. Врачи установили поражение ЦНС, но никак не могли найти причины. К 1957 году в больницах Минамата и Кумамото находились уже 52 человека с одинаковыми симптомами. 20 из них умерли. Наконец удалось установить причину – отравление частицами металла.

Взяли пробу воды из залива. Селен, таллий, марганец, медь, свинец, ртуть. «Тиссо» на голубом глазу заявила «я не я, и лошадь не моя» и продолжила производство. Люди продолжили массово травиться. Врачи начали расследование. Компания начала шантаж, подкупы и откаты. Производство продолжалось.

В конце 1959 врачи сумели достучаться до общественности. Говна вскипели. Комиссии набИжали. Японское законодательство об охране природной среды допускает содержание ртути в рыбе не свыше 0,4 ррм (частицы на миллион). Содержание ртути в выловленных в заливе Минамата крабах составило 35,7 ррм, в рыбе венерке — 20 ррм, в кефали — 10,6 ррм, в креветках — 5,6 ррм. В устье сточного канала, соединяющего завод с заливом — 2010 ррм.

Власти, естественно, приняли меры… уже догадались какие, да? Экономический департамент префектуры Кумамото запретил продажу рыбы, добытой в заливе Минамата. Завод продолжал давать стране угля.

Тут бомбануло даже у забитых деревенских. Они осадили завод. Полиция их разогнала, но осадочек остался. Компания попыталась откупиться подешевле. Копеечные компенсации и установка фильтров. Вплоть до 1968 «Тиссо» не прекращала использование ртути в техпроцессе.

К семьдесят девятому насчитали уже 71 погибшего, 1523 человека, официально признанных больными. 1541 человек с симптомами «болезни Минаматы», проходили врачебное освидетельствование. 4400 человек с теми же симптомами, ждали обследования медицинскими комиссиями.

По мнению специалистов, «болезнью Минаматы» были поражены в той или иной степени 100 тысяч жителей префектур Кумамото и Кагосима. В самом поселке у 28 процентов жителей были нарушены функции органов чувств, у 25 процентов — отсутствовала координация движений, у 29 процентов — имелись дефекты слуховых органов, у 13 процентов — пороки органов зрения. С 1955 по 1958 год 6 процентов детей родились в Минамата с церебральным параличом (против 0,2 в среднем по стране). Семь лет спустя после прекращения на заводе производства ацетальдегида в поселке были обнаружены 40 новорожденных с полным набором признаков «болезни Минаматы» — от потери речи до судорог.

Согласно современной правительственной статистике, пострадали 2955 человек, из которых 1784 умерли. Лишь в 2004 году Верховный суд Японии признал государство виновным в загрязнении окружающей среды, и вынес решение о выплате пострадавшим компенсации. Именно по этому поводу было сделано заявление, вынесенное в эпиграф. Почему правительство? Томушта всё вышеописанное было прямым следствием политики поощрения производства. Вот такая тёмная сторона японского экономического чуда. Кстати, компания «Тиссо» жива и по сей день.

Что тут можно добавить? Не буду цитировать Даннинга или говорить про звериный лик капитализма. Просто помните, что таких химзаводиков хватает и на просторах нашей родины, а пока откат и компенсации будут окупаться увеличением прибылей, оборотные стороны экономических чудес будут разгребать те, кому просто не повезло жить рядом. Берегите себя, котаны, и до новых встреч!

Добавить комментарий